Почему украинский язык такой смешной

Новое в блогах

Чахлык Невмырущый… Украинский язык начался с безобидной шутки

Язык остроумия.

Смех смехом, но адекватные граждане Украины, получившие академическое образование, крепко грустят. Собирая длинные версты намеренно искаженных слов, от курьезных — до серьезных. Которыми (по закону!) обязаны пользоваться. Иногда работа мастерская видна, но чаще полное паскудство лингвистическое наружу торчит. Обиднее всего: профессиональных «какографов» не много в истории «украйны». Но хлопцы оказались настойчивые…

Что правят сейчас в Киеве? Малоросское наречие русского языка. Народного и разговорного. «Окраинного» южных лесостепей, если хотите. Объявляют нововведения «украинским языком», настоящий же (времен Шевченко) — «суржиком зросийщення». Русифицированным. Жаль, не найдены весельчаки, придумавшие современные слова: «премьерка Тимошенко» (женщина на должности премьер-министра) или «ликарка» (женщина-врач).

Хотелось бы узнать сорт потребляемого канабиса у творца украинского слова «ґипи». Это «хиппи», по новым правилам пишут с новодельным «ґ». Поэтому же маркеру — Стівен Гокінґ, Шерлок Голмс и… прости хосподи, «гакери гакнули комп’ютер». Три раза тьфу на ваш Майдан. Обоснование идиотское: сплошное «гэканья» свидомых лежит в отрицании. Им люба английская «h», которая фонетически ближе к украинскому и русскому «г», чем к «х». Зачем такая-то дичь? Смешно же, право дело.

(Иллюстрация из открытых источников)

Сам в свое время восхищался острословами, вводившими в ступор и веселое недоумение публику. Все помнят забавное звучание «Чахлык Невмырущый» и «Вужык вогнэпальный». Детская загадка. Ответ: Кощей Бессмертный и Змей Горыныч. Или недавно появившееся, хамовато-озорное «спалахуйка» и «скрынька перепыхунцив»… Кто не знаком с таким фольклором? К сожалению, эксперименты с «мовою» зашли так далеко, что остроумный троллинг стали принимать за чистую монету… В Киеве не такое возможно, ага.

Все вышеперечисленные слова — не существуют в украинском. «Чахлык Невмырущый» так же звучит, Кощеем. В полтавском фольклоре он Костий Бездушный. «Вужык Вогнэпальный» на украинском всё тот же Змей. «Спалахуйка» (зажигалка у острословов) правильно называется «запальнычка». Двусмысленная же «спалахуйка» — это прозвище певицы Русланы, обещавшей спалить себя на Майдане 2014 года. «Скрынька перепыхунцив» — в веселом переводе «коробка передач» автомобиля. Но это шутейка такая, на Украине говорят как и у нас: «коробка передач».

Эти слова — пища для мемов, анекдотов, интернет-шуток. Порой становящихся чересчур обидными. Хотя сетовать незалежным не стоит, есть более смешные слова. Их острословам выдумывать не нужно, в словари заглядывайте деток своих. История театра абсурда такая. Самым первым изобретателем предтечи украинского языка (малороссийского наречия) был Иван Котляревский (1769-1838 гг.).

(Иллюстрация из открытых источников)

Первый «украинский язык»

изначально был изощренной шуткой. Был создан в 1794 году на базе некоторых особенностей южнорусских диалектов. Можно найти даже сейчас в Ростовской, Белгородской, Воронежской областях. Они прекрасно соотносятся с любым русским разговорным и литературным, чудесно понимаемы. Но термин «украинский» никогда не употреблялся даже самим Котляревским.

Он, помимо записи наречий и говоров Полтавщины, стал намеренно искажать общеславянскую фонетику. Вместо традиционных «о» и «ѣ» стал (для комического эффекта своих сатирических опусов) применять звук «и», «хв» — вместо «ф». Тупоголовые «украинизаторы», не оценив шутки, потом набили сатирический новояз заимствованиями (польскими и еврейскими), нарочно выдуманными неологизмами.

Всем знакомая история. Слово «конь», который звучит одинаково по-сербски, по-болгарски, даже лужицкие сербы так говорят. «Украинцы» назвали животное — «кiнь». Кот стал называться «кіт». Чтобы мурлыку не путали с гигантом мира млекопитающих, его стали прозывать … «кыт».

Выдуманными неологизмами потряхивает по сей день. Не шутка, но в начале ХХ века «табуретка» была «пiдсральником», «насморк» — «нежитью», «зонт» — «розчипіркой». Уже советско-украинские филологи заменили розчипірку на «парасольку» (parasol, фр.), табуретке вернули приличное русское название, а вот «насморк» так и остался «нежитью». Во времена обретения незалэжности фантазийный процесс приобрел формы лингвистической катастрофы.

(Иллюстрация из открытых источников)

Олбанский йазык.

По задумке весельчака Котляревского, сфера применения будущего «малороссийского языка» должна была ограничиваться дружескими сатирическими произведениями для литературных салонов прогрессивных интеллигентов. Тогда было популярно высмеивать безграмотную болтовню маргинальных социальных слоёв. Так называемый «малороссійскій языкъ», созданный в 1794 году, впервые был применен для шутливого переложения «Энеиды» поэта Публия Вергилия Марона.

(Иллюстрация из открытых источников)

Состоялся юмористический фурор, общество Полтавы каталось от смеха… «Энеида» Котляревского была обычным следованием моде. Популярным считалось писать стихи и короткие эссе в стиле, сформулированном пословицей: «Qui nescit motos, forgere debet eos» (кто не знает слов, должен их создавать). Именно так придумывалось многое для «малороссийского наречия» в начале XIX века… А для пустоголовых «патриотов» даже сам Иван Котляревский русским по белому написал на «Энеиде» — «сие произведение написано на малороссийском языке». Не украинском.

Чтобы иметь представление, каким языком пользовались тогда в окрестностях литературного салона Котляревского, читайте. Вот настоящий малороссийский диалект начала XIX века:

«Читая благозвучный текстъ Слова, не трудно замѣтити стихотворный розмѣръ его; для того старался я не только по внутренной части исправити текстъ того же, но такожь по внѣшной формѣ, по возможности, возстановити первоначальный стихотворный складъ Слова».

(Иллюстрация из открытых источников)

Неизвестные доселе слова штамповались со времен Котляревского непрерывно. Точно помню, началось с выдуманного «мрия» (мечта) в авторстве Михаила Старицкого. Ничего в этом страшного нет, «невесомость» подарил нам Малевич, всем нравится. «Робот» — это авторство Карла Чапека, а производное греческого «хаос» — теперь «газ» от голландского химика Гельмонта.

Читайте также:  Кровит язва на языке

Все ничего… если бы не количество. Тот самый театральный деятель и поэт (талантливый) Михаил Старицкий на «мрии» не остановился. Засел за «Словарь русско-украинского». Вот только короткий список придуманных им слов:

майбутнє (будущее), байдужість (равнодушие), завзяття (упорство), темрява (темнота), страдниця (страдалица), незагойний (незаживающий), приємність (удовольствие), чарівливий (чарующий), сутінь (сумрак), бойовище (поле битвы), потужний (мощный )…

Сотни слов, на минуточку. Когда Старицкий читал малоросскому крестьянину свое произведение «Сербские песни» на придуманном «украинском», то мужик, почесав под треухом, проговорил:

«Как этот сербский язык похож на наш. Я некоторые слова даже понял».

(Иллюстрация из открытых источников)

Идея нового языка

для «украинцев» была подхвачена поляками. Взяв за основу сатирический малороссійскій языкъ Котляревского, бывшие хозяева «украинных земель» стали откровенно издеваться. Через год после появления смешной «Энеиды» Ян Потоцкий призвал называть земли Волыни и Подолии (недавно вошедшие в состав России) словом «Украина». Народ, само собой, звать украинцами.

Другой ясновельможный пан, граф Тадеуш Чацкий, лишённый имений после второго раздела Польши, в своём сочинении «O nazwiku Ukrajnj i poczatku kozakow» (1801г) стал прародителем понятия «укр». Именно он вывел словцо… из неведомой истории орды «древних укров». Якобы прикочевавших из-за Волги в VII столетии.

Не богатая умишком польская интеллигенция пыталась провести кодификацию языка, изобретённого весельчаком Котляревским. Действовали законно, через имперские канцелярии. В 1818 году появилась напечатанная в Петербурге «Грамматика малороссійскаго наречія» Алексей Павловского. В Малороссии чтиво было встречено чуть ли не с яростью. Павловскому выкатили длиннющий список польских слов, которыми отродясь на «украине» не пользовались в быту. Плюнули на мерзкую книжонку и заклеймили автора «ляхом».

(Иллюстрация из открытых источников)

«Лучше уж перейти к чистому польскому языку, чем писать на смешанном русско-польском жаргоне, напоминающем гермафродита».

«Дело не в том, что это новые слова. А в том, что они плохие, плохо созданные».

(Иллюстрация из открытых источников)

Рывок ХХ века.

«Грушевский издевается над языком. Предлог «з» — «з тобою», приставка «роз» — «розлука». Две точки над «и», апостроф. Это все появилось из Галиции при Грушевском. Было «с» — с тобою, не было апострофа, не было буквы «и» с двумя точками. Галицкий язык убьет украинскую литературу». (Иван Нечуй-Левицкий)

Конкретные польские и придуманные слова батько Нечуй подробно перечислил в газете «Рада». Злочинство, також, майже, окремо, землетрус (землетрясиння было раньше). Хохотал над «на рози» (на углу). Зря смеялся, эти слова (и сотни других) вошли в украинский язык. Появилась целая наука «словообразование по Грушевскому».

Кстати. Иван Нечуй-Левицкий был махровым украинофилом, та еще гадина. Не меньше Грушевского желал (и делал) вытеснения русского языка. По его статьям заметно, метался между невеликим выбором — принимать участие в языковом балагане новой власти незалэжной или… принять австрийско-галицийскую «тарабарщину». Скрепя сердце, выбрал первое.

Но его академические разоблачения вызвали шок в «национально сознательных» кругах интеллигентской Украины. Ни у кого не повернулся язык обвинить в «великорусском шовинизме» маститого литератора. Отмахнуться от него тоже не получалось, столь велик был авторитет. Грушевский пытался оправдываться, мямлил о своем новоязе:

«Много в нем такого, что было применено или составлено на скорую руку и ждет, чтобы заменили его оборотом лучшим, … но игнорировать этот созданный тяжкими трудами язык, отбросить его, спуститься вновь на дно и пробовать, независимо от этого «галицкого языка», создавать новый культурный язык из народных украинских говоров приднепровских или левобережных, как некоторые хотят теперь, — это был бы поступок страшно вредный, ошибочный, опасный для всего нашего национального развития».

(Иллюстрация из открытых источников)

Вот и всё до медного копья. Полное признание. Перековавшись в патриотов-украинцев, многие литераторы стали переписывать свои прежние (недурные) произведения, состязаясь в фантазиях. Кто больше слов придумает.

Костомаров, Кулиш, Коцюбинский были против уродливых и смешных неологизмов. Но… тот же Коцюбинский сам переписал свои труды, вкорячив туда: вместо метелица — «хуртовина», темнота — «темрява», согласно — «у згоди». Грушевский, можно смело говорить, — настоящий могильщик украинского наречия. Он его уничтожил…

Чтобы это проверить, не нужно далеко ходить. Просто почитайте прижизненные оригиналы произведений Тараса Шевченко. Сравните с сегодняшними похабными версиями. Оригиналы хранятся не за метровыми стальными дверями «москальских архивов», чудесно плавают (в аутентичном виде) в облаках Интернета. Открытый доступ. Самое первое удивление вызовет название самого популярного произведения — «Кобзарь». С мягким знаком в конце слова.

Мелочь? Это как посмотреть. Искажено не только название. Легко понять, сравнив самые известные стихи Тараса Шевченко его времен.

Доманицкий, издатель «Кобзаря», писал:

«не знаю, не грех ли нам, что у нас Кобзар, Цар, у Шевченко везде «рь».

Источник

Чахлык и Хмарочос. Что не так с украинским языком?

Если не знаете этих слов, то вы не знакомы с фольклором украинских детей.

Нет, таких слов нет в украинском языке. Чахлык Невмырущый — это Кощей Бессмертный. На самом деле на украинском он всё тот же Кощей, или, по некоторым сведениям, Костий Бездушный.

Читайте также:  Коучинг для учителей английского языка

Вужык Вогнэпальный — Змей Горыныч (на украинском тот же Змей).

Скрынька перепыхунцив — это коробка передач автомобиля. На самом деле на украинском это та же знакомая каждому автолюбителю коробка передач.

Чахлык и Спалахуйка давно стали героями анекдотов, интернет-мемами. Зачем специально придумывают такие глупые слова для нашей мовы?— обижаются на разных форумах юмора жители незалежной.

И действительно. Придумывать ничего не надо.

В украинском языке и без “чахлыка” слишком много наспех сделанных, искусственных слов. Заимствованных, придуманных на скорую руку, взятых бездумно и насильственно записанных в украинский язык. В украинском эти слова выглядят как уродливые кентавры. С одного бока — человек, а с другого — лошадь.

А Чахлык живёт своей жизнью на радость детям. Да его и невозможно уничтожить, несмотря на все протесты обидчивых доморощенных филологов. Он же Невмырущый! Вот уже и в словарь Гугла пробрался.

Но как и каким образом в настоящем украинском языке оказались странные кентавры?

Превед вам, хмарачос и премьерка

Эрратив или какография (от греческого “како” — “плохо” и “графо” — “пишу” — так называются слова, которые подвергнуты умышленному искажению). Все знают современные молодежные примеры такой какографии типа “превед”, “медвед” или “убейся апстену”. Есть курьёзные исторические примеры. Например, “лобзик” — это искаженное немецкое слово, которое означает “пила для веток”.

Активно продолжают они “исправлять” настоящий украинский и сейчас. Объявляют свои нововведения “украинским”, а настоящий украинский язык — это, по их мнению, “суржик” или “зросийщення”, т.е. русификация.

Нам неизвестны безымянные творцы современных слов “премьерка” (женщина на должности премьер-министра, употребляется по понятным причинам только по отношению к Юлии Тимошенко) или “ликарка” (женщина-врач), “ґипи” (это хиппи, надо писать с “новым” ґ).

Слово “хмарочос” (небоскреб) тоже иногда объявляют специально придуманным для смеха. Но это реальное слово, давно проживающее в украинском, калька с английского. Появилось оно, скорее всего, в начале 20 века, когда в Киеве был построен 12-этажный “Дом Гинзбурга” (извините, “Ґинзбурга”, хотя вроде бы новые правила, в том числе новое “ґ” уже отменили решением суда(!). Сейчас на этом месте стоит гостиница “Украина” (до 2001 года она называлась “Москва”).

И конечно, когда в Харькове появилось знаменитое здание Госпрома.

Переписать Кобзаря

Но все эти “смешные” или придуманные слова — чепуха по сравнению с втиснутыми в настоящий украинский язык, язык Тараса Шевченко, Квитки-Основьяненко и Михаила Коцюбинского, искажениями.

Надо заметить, что произведения всех этих авторов были впоследствии переписаны — либо “исправителями”, либо ими самими (Коцюбинский).

Язык их произведений был переделан до неузнаваемости. После переписывания (возможно, неоднократного) настоящая “мова” превратилась в эсперанто.

На эсперанто, как известно, можно и писать, и говорить. Но думать всё же затруднительно.

Украинизация 20-х

Никакого “полтавского стандарта” языка уже давно нет. В том, что сегодня называется “украинским языком”, немыслимое количество придуманных или заимствованных слов.

А синтаксис, правила грамматики и даже сами названия частей речи украинского языка были именно придуманы в 20-е годы 20 века, когда секретарем ЦК партии на Украине был Лазарь Каганович.

Вот так в украинском появились правила и сам аппарат языка.

Кстати, украинизацию большевики проводили серьёзнейшим образом и с большими, как тогда выражались, “перегибами”. На Украине практически не осталось к 1930 году русских школ. А за незнание украинского можно было поплатиться должностью.

Выдумщики и полонизаторы

Многие слова были просто придуманы. Например, полностью придумано слово “мрия” (мечта) литератором Старицким. Это бывает довольно часто. Слово “невесомость” придумал знаменитый художник Малевич и довольно удачно. Слово “робот” придумал Карл Чапек. Слово “газ” (от греческого “хаос”) — голландский химик Гельмонт. И так далее.
Но если бы Старицкий ограничился только “мрией”!

Рассказывали, что когда Старицкий читал крестьянину свое произведение “Сербские песни” на придуманном им “украинском”, то крестьянин сказал: “Как этот сербский язык похож на наш. Я некоторые слова даже понял”.

Но кто же всё-таки переписывал произведения украинских писателей? Увы, часто они же сами.

Ведь это были не просто какие-то там “беллетристы”, а идейные борцы за новый язык и новый народ.

В итоге получилось нечто совершенно несуразное.

Выдающийся ученый А. С. Будилович, исследователь славянских языков, знаток славянской лингвистики, ректор Варшавского университета, говорил: “Лучше уж перейти к чистому польскому языку, чем писать на смешанном русско-польском жаргоне, напоминающем гермафродита.”

Пчилка против кентавров

Но многие протестовали против придуманного языка.

Об этом писала, например, Олена Пчилка. Такой псевдоним взяла себе писательница Ольга Косач (Драгоманова), мама Леси Украинки. Кстати, почему ее псевдоним Пчилка, а не Бджилка? Может быть, потому что несуразно звучащую “бджилку” (“пчёлка” в современном украинском) придумали гораздо позже.

А говорила она о новых словах так:

“Дело не в том, что новые слова, а в том, что они плохие, плохо созданные”.

То есть против новых слов, которые литераторы придумывали десятками, никто не возражал. Неприятно было то, что язык становился смешным и неудобным. Но что поделать. Пришлось смириться. Так и живём с этими “плохо созданными” словами.

Батько Нечуй

А основным его оппонентом — тоже знаменитый классик украинской литературы Иван Семенович Нечуй-Левицкий, по прозвищу батько Нечуй (он был значительно старше большинства писателей начала 20 века).

Читайте также:  Немецкий язык паук какого рода

“Грушевский издевается над языком”, — писал Нечуй-Левицкий.

Предлог з — з тобою, приставка роз — розлука. Две точки над и, апостроф. Это все появилось из Галиции при Грушевском. Было “с” — с тобою, не было апострофа, не было буквы “и” с двумя точками.

“Галицкий язык убьет украинскую литературу”, — писал Иван Нечуй-Левицкий.

Конкретные польские и выдуманные слова Нечуй перечислил в письме в газету “Рада” — злочинство, також, майже, окремо, землетрус (землетрясиння было). Смеялся над словом “на рози” (на углу). Список слов, по его мнению, польских и негодных очень большой.

Удивительным образом все эти слова и ещё большее их количество (через бесконечное насильственное образование “по Грушевскому”) вошли в украинский язык. Стал ли язык от этого лучше? Классики считали, что нет.

Костомаров, Кулиш и Коцюбинский тоже были против уродливых “кентавров”. Но… Коцюбинский сам менял слова в своих произведениях — вместо метелица — хуртовина, темнота — темрява, согласно — у згоди. Франко сам переписывал свои произведения, заменял слова на галицкие.

Протестовали и другие литераторы. “Правописание антинаучное” (Крымский). “Вашего галицкого языка мы не понимаем” (Гринченко Борис).

Но кто получал “гранты” от зарубежных правительств, тот и победил. Грушевский по указке Австро-Венгрии целенаправленно уничтожал настоящий украинский язык. И с грустью можно констатировать, что уничтожил.

Но как же выглядел настоящий украинский до встречи с “украинизаторами”? Есть до смешного простой способ это узнать.

Для этого достаточно сравнить прижизненные оригиналы произведений Тараса Шевченко с сегодняшними изданиями. Оригиналы есть в аутентичном виде в интернете в открытом доступе.

Да неужели же великого Тараса переписали?

В этом нет никаких сомнений. Даже название его самого известного произведения искажено.

Кобзарь

Именно Кобзарь, с мягким знаком в конце слова.

Это вроде бы мелочь. Но согласитесь, характерная.

Переписано не только название. Это легко понять, сравнив самые известные стихи Тараса Шевченко, как они были опубликованы им самим, и как они выглядят сейчас

Ещё большее удивление вызовет учебник украинского языка, составленный Тарасом Шевченко.

Кто же переписывал «Кобзаря»?

В принципе это известно.

Но какая разница, кто это делал. Главное, что текст Кобзаря переделан и переписан.

В произведениях Шевченко слова «осень», «камень», «семья», «всего», «явор», «царь», «Киев», «Польша» были заменены на «осiнь», «камiнь», «явiр» и т.д.

Но текст Шевченко хотя бы остался более-менее похож на язык оригинала.

Мир ловил меня и не поймал

А вот знаменитому философу Григорию Саввичу Сковороде совсем не повезло. Некто неизвестный просто переписал стихи “харьковского Диогена” на тот же “современный украинский”, причем плохо переписал, и дети думают, что так Сковорода и изъяснялся.

Наверное, загрустил бы, увидев это, “старец” Григорий Сковорода, который просил написать на своей могиле “Мир ловил меня, но не поймал”. И вот, получается, поймал. Дотянулся своими пошлыми ручонками.

А что сказал бы своим “исправителям” “батько Тарас”, даже страшно представить. Характер у “отца украинской литературы” был крутой.

Украинизация или полонизация

Сейчас, как известно, на Украине происходит очередной виток “украинизации”. Продавцы, официанты и другой персонал заведений должны общаться с посетителями только на украинском. Иначе — штраф. Сайты надо переводить на мову. Иначе — штраф. К счастью, штрафовать начнут только через полтора года. Но надо готовиться уже сейчас.

Продавцы выучили несколько фраз, и скучное “Вам пакет нужен?” теперь звучит так же серо и буднично, только на украинском. Сайты, скорее всего, в будущем поменяют провайдеров.

Как будет дальше, непонятно, но ясно, что любви к украинскому насильственная украинизация не принесет. Хотя это, наверное, не украинизация, а полонизация, учитывая происхождение половины лексики сегодняшней “мовы”.

“Туши свет!”

Карикатуры последних месяцев. Мама говорит сыну:

— Ты не сможешь работать официантом!

Это, к сожалению, горькая правда. Впереди у детей после школы либо работа “кассиром в супермаркете”, либо “клубника в Польше”, либо учеба в вузе. Но вуз те, кто может хоть немного выбрать, выбирают польский или чешский, словацкий или немецкий.

Конечно, основная проблема — это экономика. Если украинизацию можно ввести указом президента, то экономика от указов не расцветёт.

Экономика Украины не может обеспечить рабочие места будущим физикам, химикам и математикам. А Польша может.
Знакомый выпускник школы сдал вступительный экзамен в польский вуз на польском языке, удивив экзаменаторов. Его спросили — вы этнический по́ляк? Нет, украинец. Просто хорошо готовился к экзамену.

Теперь он учит математику в одном из вузов Польши. Туда же уехала его мама, поддерживать ребенка материально. Нашла работу кассиром в магазине, для этого немного выучила польский, конечно. Может быть, это и было целью многолетней целенаправленной работы по искажению украинского языка? Сделать из малороссов “малополяков”?
Страна уезжает. Национальная идея — это эмиграция.

Украина всё больше напоминает село, в котором остались только дедушки и бабушки. К ним раньше приезжали внуки из города. Теперь внуки присылают посылки из Польши.

И как в том старом анекдоте про тотальную эмиграцию из Латвии: “Последний, кто улетит из аэропорта, выключите свет”.

Только теперь эта надпись будет написана на украинском. “Вымкнить свитло”. И уже все равно будет, сколько из этих слов заимствовано и из какого языка.

Источник

Популярные рекомендации экспертов