Почему украинский язык такой противный

Новое в блогах

Почему на Украине такой смешной язык

Недавно задался интересным вопросом: почему украинский язык звучит смешно. Я задал это вопрос профессионалам и получил исчерпывающий ответ.

1. Интонационный и артикуляционный рисунки украинского языка, особенно когда они четко выражены (человек старается говорить правильно) близки к комичным интонациям и артикуляциям в русском. Это смешно само по себе, а если говорят о несмешных вещах, то комичный эффект усиливается.

2. Современный украинский новояз с вычищенными русскими корнями напоминает детские игры с коверканьем слов, и это смешно.

3. Как правило, более-менее публичные люди украинским языком владеют плохо, и это видно.

В чем состоит феномен «смешного языка»? Тут необходимы две составляющие.

Во-первых, язык должен быть в целом понятен. Исключения составляют межъязыковые омонимы с неприличным, а часто матерным звучанием для русского уха, вроде некоторых испанских имен, японских созвучий или немецкого обращения к мужчине; стоит ли говорить, что это юмор самого низкопробного пошиба, уровень «гы-гы» в подворотне? В целом же совсем незнакомые языки, восточные или западноевропейские, смешными нам не кажутся.

Другое дело – языки славянских народов, родственные, на которых можно пытаться объясниться без переводчика и нетрудно читать вывески и объявления. Именно поверхностное соприкосновение – о знакомстве речь не идет – с языком страны, где был проведен недельный отпуск или пару дней в рамках европейского тура, и пополняет сокровищницу туристического фольклора о смешных языках.

Поскольку необходимо условие второе: знать этот язык вы не должны.

Можно об этом не догадываться. Многие россияне и практически все наши русскоязычные соотечественники уверены, что «мову» они прекрасно понимают. Но при этом продолжают утверждать, что украинский не годится ни для делопроизводства, ни для науки, ни для серьезной литературы, ни для объяснения в любви – потому что смешной.

– украинская буква ‘и’ читается как русская ‘ы’;
– украинская буква ‘е’ читается как русская ‘э’;

Перевод арии Ленского: «Паду ли я стрелой пронзённый? Иль мимо пролетит она?»
На украинском «прикольном» звучит: «Чи гэпнусь я кiлком пропэртый, чи мымо прогуркоче вин?»

Некоторые русские слова в переводе на украинский язык (русскими буквами):

«На меня в лесу напала голодовка» — «на мене у лісі напала гола дівка»

«Сходим сфотографируемся» — «попырдыли до мырдыляпы»

«Машина повезла стулья» — «самопер попер пидсрачники»

«Сколько кильки?» — «скільки кільки?»

«Воет черт на горе» — «вие біс на горі»

Презерватив — «нацюцюрнык гумовый» (он же «поромый нацюцотник»)
Лифчик — «цыцько-пидтрымувач»
Маньяк — «пысюнковый злодий» (он же «злыдень писюкатый»)
Сексуальный маньяк — «цюцюрковый злодий»
Кошка — «кишка»
Любовница — «коханка»
Скоро — «незабаром»
Укол — «штрык»
Роженица — «породилля»
Кощей бессмертный — «Чахлик невмеручий»
Мишка косолапый — «ведмедик клещаногий»
Тетрадь — «зошит»
Небоскрёб — «хмарочёс»
Пуговица — «гудзык»
Карман — «кышэня»
Форточка — «кватырка»
Зонтик — «парасолька»
Столовая — «йидальня»
Зажигалка — «спалах@йка» (от «сполохуваты»), а вовсе не запальнычка
Щенок — «цюцик»
Стрекоза — «залупивка»
Насильник — «балтывник» (от «збалтувати» — изнасиловать)
Член — «цюцюрка»

Источник

С «підозрой» наголо. Что получается, когда стране с двумя нациями навязывают один язык

Нынешняя насильственная украинизация — это не борьба за становление украинской нации, которая вполне сформировалась в советский период, а этноцид русских. Именно поэтому она приобретает столь чудовищные и трагикомичные в своей чудовищности черты, когда, воюя с русским языком, «воины» уничтожают и самих себя.

Откуда берется национальный язык

В эпоху абсолютистских монархий, условно в 18-м веке, им такое вытворять уже не дают, но это вопрос силы монарха. Так что французские крестьяне даже 18-го века никакие не французы и ни на каком французском языке не говорят. Они бретонцы, аквитанцы, нормандцы и т.д. со своими весьма различными диалектами. Их объединяет то, что они подданные своего сеньора, а тот, в свою очередь, подданный короля. К тому времени какое-то национальное сознание начинает просыпаться разве что у городских торговцев, поскольку экономические дела на одной территории объединяют их интересы.

Что такое французский язык? Это язык, базовым для которого стал диалект Иль-де-Франс, центра победившей буржуазной революции. А ведь как этому сопротивлялись! Та же знаменитая Вандея, готовая даже принять английскую интервенцию ради сохранения «старых порядков».

Смысл в том, что жители разных регионов феодального государства, конечно, понимают друг друга, но языковые различия таковы, что чужака видно сразу и он разговаривает очень смешно. Даже сейчас в регионах с глубокими пережитками старых общественных отношений (в тех же Карпатах) понять какую-нибудь древнюю старушку в целом можно, но ее язык будет звучать довольно странно и даже забавно.

Поэтому да, процесс формирования национального языка всегда в какой-то степени искусственный и всегда реализуется железом и кровью. Язык — один из факторов формирования нации, поэтому всех заставляют говорить на языке победителя в гражданском противостоянии в ходе буржуазной революции. Процесс это для многих неприятный, но для соответствующей эпохи естественный.

Опоздали на 400 лет

Почему мы так сопротивляемся насильственной украинизации национально-буржуазной Украины, если понимаем, что так происходит всегда и везде? По одной простой причине. Эпоха буржуазных революций даже в самых отсталых странах Европы завершилась лет 150 назад. Те, кто развивались быстрее и раньше остальных, впрыгнули в капиталистическую лодку (в 16-17-м вв.), получили в новом на то время доме лучшую квартиру. К 20-му веку пустые квартиры закончились, а жильцы с нижних этажей решили, что жилплощадь надо переделить более «справедливо», и устроили с этой целью две мировые войны. Впрочем, ко Второй мировой половина мира уже строила совершенно новый дом на новых принципах общежития, но это другая история.

Противоестественно, потому что переход произошел не вперед — от феодализма к капитализму, а назад — от коммунизма к капитализму. Колесо истории, конечно, можно насильственным образом слегка провернуть в обратную сторону, но результат получается не очень.

Таким образом, и попытка сделать украинский язык единственным национальным языком на Украине выглядит чудовищно. Одно дело — проворачивать такое, когда нации нет и она только формируется из разрозненных феодальных сообществ; другое — когда нации (на территории Украины основные — украинская и русская) давным-давно созданы, имеют свои развитые языки, культуры, традиции, образ жизни и т.д. Поэтому на Украине происходит не формирование украинской нации, а этноцид нации русской с целью растворить ее в украинской. Это процесс совсем иного характера, который, согласно современному международному законодательству, тянет на преступление.

Читайте также:  Как изгнать учителя русского языка

Мало того, тот украинский язык, который пытаются насильственно насадить всем нациям, проживающим на территории Украины, искусственно делают все меньше и меньше похожим на украинский язык эпохи окончательного формирования украинской нации, т.е. советского периода, когда украинская литература печаталась в невиданных ни до того, ни после масштабах. Причем речь не о естественных заимствованиях недостающих, скажем, терминов (большинство из них в свое время были сделаны из понятного любому жителю Украины русского языка), а о намеренном коверкании с целью «гэть от Москвы!». В смысле с целью оторвать русских граждан Украины от страны материнской культуры, что, конечно, не может расцениваться иначе, как этноцид.

Галицкое село вместо украинского национального государства

К 19-му веку стараниями английской политики гэльский язык в Шотландии и Ирландии практически исчез, и его «придумывали» заново литераторы-романтики. Украинский язык в период СССР не только никуда не делся, но и всячески развивался, поэтому придумывать его заново вроде бы и не нужно. Однако создается такое впечатление, что его таки придумывают. Украинский язык, который звучит в медиапространстве, — это не тот украинский язык, который мы учили в школе даже в 1990-е. Как будто тот куда-то унесли и принесли новый.

Например, куда ни посмотри, во всех СМИ, во всех пресс-службах, на всех официальных и неофициальных выступлениях, в судебных заседаниях, на университетских лекциях как вирус распространяется загадочное слово «наразi». Эту «наразю» как слово-паразит вставляют куда ни попадя: наразі дякую (спасибо), наразі пішов дощ (пошел дождь), наразі Зеленському подзвонив Байден (Зеленскому позвонил Байден) и т.д. Так и хочется сказать: «Однако, здравствуйте». «Наразя» как паразит стала вгрызаться в тело украинского языка не вчера. Еще убитый за свои взгляды и убеждения Олесь Бузина писал: «Это ничего не значащее слово. В переводе: “на этот момент”. Слово-паразит, как “ну” или “э-э-э”. Нечего человеку сказать, так он сует свое “наразі” — дабы образованность показать, как Голохвастов. Ладно бы это “наразі” было украинским. Но почему его не употребляют Шевченко, Нечуй-Левицкий, Карпенко-Карый, Панас Мирный? Почему в их произведениях ни одного “наразі” на десятки томов? Потому что слово это польское — символизирующее искажение украинского языка на Галичине под польским гнетом».

Похожая история с еще одним западноукраинским диалектным словом «відтак», которое вместо литературного украинского слова «тому» («потому») используют все дикторы, причем не только на центральных телеканалах, но и на местных, восточноукраинских. У того же Ивана Франко «відтак» означает «потом», «после того». То есть не просто используют диалектное слово, но еще и используют его неправильно.

Итак, это диалектные западноукраинские слова. Ну, употребляет их бабушка в Карпатах — и ладно. Почему они перекочевали в центральные СМИ, делопроизводство и т.д.? Современная Украина сформировалась вокруг галицкого села? Или была гражданская война, в ходе которой Ивано-Франковск победил Харьков, и все ключевые места в правительстве, СМИ, культуре и образовании отдали выходцам с Западной Украины? Нет, это не так. Конечно, экс-руководитель Института нацпамяти Вятрович — галичанин, но сменивший его Дробович — восточноукраинский еврей, а ведет себя так, что Вятровича и увольнять смысла не было. Порошенко и Зеленский вроде тоже не с Западной Украины.

Ну представьте себе ситуацию: дорогой адвокат в московском суде зачитывает речь таким образом: «Прокурор гутарит, шо надысь поданные евонные доказательства дюже лихие». Вот «наразя» и «відтак», звучащие в судах Украины, — это то же самое. Но никто на такие перлы внимания не обращает, поскольку используются они просто как ничего не значащие слова-паразиты. Зачем? Просто так. Въедается через телевизор и употребление коллегами.

Однако фраза номер один в украинском правосудии — это «висунути підозру». Оно и понятно, выдвигать подозрение в госизмене за выражение мнений и взглядов вроде как неприлично, поэтому высунули пидозру — и хорошо.

Не сбивайте нас с толку

В связи с тяжелой коронавирусной пневмонией посещение судебных заседаний мне пришлось временно прекратить, а вот в больнице довелось пролежать больше месяца.

Так вот, насильственная украинизация с бездумной заменой либо русских, либо транскрибированных с русского на украинский терминов на франкенштейнообразных уродов просто мешает работать, нарушает рабочий процесс. Специалистов, от быстрых решений которых прямо здесь и сейчас зависит жизнь людей, заставляют заполнять истории болезней на неродном языке, на котором они не учились врачебному делу. А теперь новый закон обязывает врачей говорить на неродном языке с пациентами и их родственниками. И если в общении дискриминационный закон на свой страх и риск (могут ведь и донос написать) можно игнорировать, то заполнение документов — никак.

Переводы занимают много ценного рабочего времени, и особенно сильно это сказывается в период коронавирусной пандемии и реформы здравоохранения, когда медперсонала и так не хватает. Не всегда у врача есть время лезть в словарь. Вот и пишут на суржике, а потом это читать пациентам. Как написать по-украински «тазобедренный сустав»? То, что сустав — это суглоб, лично я помню. Бедро — это стегно (в магазинах, торгующих курятиной, на ценниках написано, поэтому знают все). А как будет «таз»? Оказывается, не важно, потому что тазобедренный сустав — это кульшовий суглоб.

А если надо описать проблемы в подмышечной зоне, что делать? Можно, конечно, чтобы отстали, написать «підмишечна» или хотя бы «підм’язова» (м’язи — мышцы), но что-то подсказывает, что в русско-украинском медицинском словаре перевод звучит иначе. В общем, подмышки — это пахви. Этимологии общепринятой нет. Кто-то выводит это слово из чешского языка, кто-то чуть ли не из санскрита. Есть даже такая совсем нелепая версия, что «пахви» — от слова «пахнуть».

Первое же, что мы узнаем о «пахвах» из украинской «Википедии», — это то, что их не надо путать с «піхвою» (отделом репродуктивной системы самки) и «пахвиною» (частью нижнего края живота, которая прилегает к бедру). Раз просят, значит, путать не будем. Правда, русский литератор Петр Вяземский некогда писал, что «лучшие умы сбиваются с пахвей, говоря о России». Эта устаревшая фраза означает «сбиваться с толку». Так что мы, говоря сегодня о коверкании украинского языка, точно сбиваемся с пахвей.

Задолго до майдана, в «благословенном» кучмовском 2000 году, в Киеве опубликовали «Российско-украинский (московско-русь(с)кий или москвинско-русинский) медицинский (врачебный) словарь с иноязычными названиями» под редакцией некоего С. Нечая. Сомнительно, чтобы хоть один вменяемый врач таким пользовался, но сам факт публикации подобных произведений уже в то время говорит о долгоиграющих процессах, напрямую с майданом не связанных.

Читайте также:  Итальянский язык русские имена

Например, инсульт в словаре переведен как «грець». «Хай йому грець» — черт с ним, капец ему. То есть если инсульт, то остается только сушить ласты. Бактериолога составители словаря называют «паличківець» — палочник. Учитывая, что палочник — это такое насекомое, то отношение к бактериологам, в общем, понятно. Еще больше досталось гематологу, его назвали «кровник». Так и представились сразу чеченские горы. Ну а анатомия переведена как «розтинацтво» — расчленение. Прямо-таки техасская резня бензопилой.

Без «Науки логики» — ни логики, ни науки

Например, на лекции по философии Канта преподаватель был вынужден переходить на свой родной русский язык, называя философские категории. Как перевести на украинский «долженствование»? Нет принятого в научном обороте украинского термина. Так почему тогда нужно издеваться над собой и над студентами, вместо того чтобы вести лекцию на понятном всем русском языке? Вопрос в пустоту — ведь преподавателей в как бы демократическом обществе не спрашивают точно так же, как не спрашивают и всех остальных.

Но проблема еще острее. В течение месяца мне необходимо сдать работу по философии науки, точнее по выбранной для будущей диссертации методологии. Поскольку выбранный мной метод — диалектическая логика Гегеля, а единственная книга, где эта самая диалектика изложена, — «Наука логики» — на украинский язык не переведена, никакой возможности описать движение категорий на украинском языке у меня нет. Заметьте, речь не о желании, а о реальной возможности даже закинуть текст в гугл-переводчик. Предсказать же реакцию на сдачу работы на русском языке сложно, ведь человеческое понимание и здравый смысл упираются в нездравый закон. Кстати, сдавать на английском не запрещено.

«Почему вы не хотите учить украинский язык?» — с деланой наивностью вопрошают самопровозглашенные патриоты. Ответ прост: потому что мы его уже знаем. А вот почему вы отказываетесь признать объективную действительность — наличие на Украине двух наций с двумя языками и двумя культурами, ввергая тем самым страну в гражданское противостояние, вплоть до войны?

Потому что для самопровозглашенных патриотов мир формируется не отражающим действительность разумом, а подменяющими действительность медиа. Чувства вместо объективности. Есть такие философские учения, которые говорят, что есть только «Я», а мир — это совокупность моих субъективных ощущений. Я художник — я так вижу, у меня такое уникальное мнение. Хотя, на самом деле, вовсе и не уникальное, а скорее архаичное.

Источник

Чахлык и Хмарочос. Что не так с украинским языком?

Если не знаете этих слов, то вы не знакомы с фольклором украинских детей.

Нет, таких слов нет в украинском языке. Чахлык Невмырущый — это Кощей Бессмертный. На самом деле на украинском он всё тот же Кощей, или, по некоторым сведениям, Костий Бездушный.

Вужык Вогнэпальный — Змей Горыныч (на украинском тот же Змей).

Скрынька перепыхунцив — это коробка передач автомобиля. На самом деле на украинском это та же знакомая каждому автолюбителю коробка передач.

Чахлык и Спалахуйка давно стали героями анекдотов, интернет-мемами. Зачем специально придумывают такие глупые слова для нашей мовы?— обижаются на разных форумах юмора жители незалежной.

И действительно. Придумывать ничего не надо.

В украинском языке и без “чахлыка” слишком много наспех сделанных, искусственных слов. Заимствованных, придуманных на скорую руку, взятых бездумно и насильственно записанных в украинский язык. В украинском эти слова выглядят как уродливые кентавры. С одного бока — человек, а с другого — лошадь.

А Чахлык живёт своей жизнью на радость детям. Да его и невозможно уничтожить, несмотря на все протесты обидчивых доморощенных филологов. Он же Невмырущый! Вот уже и в словарь Гугла пробрался.

Но как и каким образом в настоящем украинском языке оказались странные кентавры?

Превед вам, хмарачос и премьерка

Эрратив или какография (от греческого “како” — “плохо” и “графо” — “пишу” — так называются слова, которые подвергнуты умышленному искажению). Все знают современные молодежные примеры такой какографии типа “превед”, “медвед” или “убейся апстену”. Есть курьёзные исторические примеры. Например, “лобзик” — это искаженное немецкое слово, которое означает “пила для веток”.

Активно продолжают они “исправлять” настоящий украинский и сейчас. Объявляют свои нововведения “украинским”, а настоящий украинский язык — это, по их мнению, “суржик” или “зросийщення”, т.е. русификация.

Нам неизвестны безымянные творцы современных слов “премьерка” (женщина на должности премьер-министра, употребляется по понятным причинам только по отношению к Юлии Тимошенко) или “ликарка” (женщина-врач), “ґипи” (это хиппи, надо писать с “новым” ґ).

Слово “хмарочос” (небоскреб) тоже иногда объявляют специально придуманным для смеха. Но это реальное слово, давно проживающее в украинском, калька с английского. Появилось оно, скорее всего, в начале 20 века, когда в Киеве был построен 12-этажный “Дом Гинзбурга” (извините, “Ґинзбурга”, хотя вроде бы новые правила, в том числе новое “ґ” уже отменили решением суда(!). Сейчас на этом месте стоит гостиница “Украина” (до 2001 года она называлась “Москва”).

И конечно, когда в Харькове появилось знаменитое здание Госпрома.

Переписать Кобзаря

Но все эти “смешные” или придуманные слова — чепуха по сравнению с втиснутыми в настоящий украинский язык, язык Тараса Шевченко, Квитки-Основьяненко и Михаила Коцюбинского, искажениями.

Надо заметить, что произведения всех этих авторов были впоследствии переписаны — либо “исправителями”, либо ими самими (Коцюбинский).

Язык их произведений был переделан до неузнаваемости. После переписывания (возможно, неоднократного) настоящая “мова” превратилась в эсперанто.

На эсперанто, как известно, можно и писать, и говорить. Но думать всё же затруднительно.

Украинизация 20-х

Никакого “полтавского стандарта” языка уже давно нет. В том, что сегодня называется “украинским языком”, немыслимое количество придуманных или заимствованных слов.

А синтаксис, правила грамматики и даже сами названия частей речи украинского языка были именно придуманы в 20-е годы 20 века, когда секретарем ЦК партии на Украине был Лазарь Каганович.

Вот так в украинском появились правила и сам аппарат языка.

Кстати, украинизацию большевики проводили серьёзнейшим образом и с большими, как тогда выражались, “перегибами”. На Украине практически не осталось к 1930 году русских школ. А за незнание украинского можно было поплатиться должностью.

Выдумщики и полонизаторы

Многие слова были просто придуманы. Например, полностью придумано слово “мрия” (мечта) литератором Старицким. Это бывает довольно часто. Слово “невесомость” придумал знаменитый художник Малевич и довольно удачно. Слово “робот” придумал Карл Чапек. Слово “газ” (от греческого “хаос”) — голландский химик Гельмонт. И так далее.
Но если бы Старицкий ограничился только “мрией”!

Рассказывали, что когда Старицкий читал крестьянину свое произведение “Сербские песни” на придуманном им “украинском”, то крестьянин сказал: “Как этот сербский язык похож на наш. Я некоторые слова даже понял”.

Читайте также:  Подарки на итальянском языке

Но кто же всё-таки переписывал произведения украинских писателей? Увы, часто они же сами.

Ведь это были не просто какие-то там “беллетристы”, а идейные борцы за новый язык и новый народ.

В итоге получилось нечто совершенно несуразное.

Выдающийся ученый А. С. Будилович, исследователь славянских языков, знаток славянской лингвистики, ректор Варшавского университета, говорил: “Лучше уж перейти к чистому польскому языку, чем писать на смешанном русско-польском жаргоне, напоминающем гермафродита.”

Пчилка против кентавров

Но многие протестовали против придуманного языка.

Об этом писала, например, Олена Пчилка. Такой псевдоним взяла себе писательница Ольга Косач (Драгоманова), мама Леси Украинки. Кстати, почему ее псевдоним Пчилка, а не Бджилка? Может быть, потому что несуразно звучащую “бджилку” (“пчёлка” в современном украинском) придумали гораздо позже.

А говорила она о новых словах так:

“Дело не в том, что новые слова, а в том, что они плохие, плохо созданные”.

То есть против новых слов, которые литераторы придумывали десятками, никто не возражал. Неприятно было то, что язык становился смешным и неудобным. Но что поделать. Пришлось смириться. Так и живём с этими “плохо созданными” словами.

Батько Нечуй

А основным его оппонентом — тоже знаменитый классик украинской литературы Иван Семенович Нечуй-Левицкий, по прозвищу батько Нечуй (он был значительно старше большинства писателей начала 20 века).

“Грушевский издевается над языком”, — писал Нечуй-Левицкий.

Предлог з — з тобою, приставка роз — розлука. Две точки над и, апостроф. Это все появилось из Галиции при Грушевском. Было “с” — с тобою, не было апострофа, не было буквы “и” с двумя точками.

“Галицкий язык убьет украинскую литературу”, — писал Иван Нечуй-Левицкий.

Конкретные польские и выдуманные слова Нечуй перечислил в письме в газету “Рада” — злочинство, також, майже, окремо, землетрус (землетрясиння было). Смеялся над словом “на рози” (на углу). Список слов, по его мнению, польских и негодных очень большой.

Удивительным образом все эти слова и ещё большее их количество (через бесконечное насильственное образование “по Грушевскому”) вошли в украинский язык. Стал ли язык от этого лучше? Классики считали, что нет.

Костомаров, Кулиш и Коцюбинский тоже были против уродливых “кентавров”. Но… Коцюбинский сам менял слова в своих произведениях — вместо метелица — хуртовина, темнота — темрява, согласно — у згоди. Франко сам переписывал свои произведения, заменял слова на галицкие.

Протестовали и другие литераторы. “Правописание антинаучное” (Крымский). “Вашего галицкого языка мы не понимаем” (Гринченко Борис).

Но кто получал “гранты” от зарубежных правительств, тот и победил. Грушевский по указке Австро-Венгрии целенаправленно уничтожал настоящий украинский язык. И с грустью можно констатировать, что уничтожил.

Но как же выглядел настоящий украинский до встречи с “украинизаторами”? Есть до смешного простой способ это узнать.

Для этого достаточно сравнить прижизненные оригиналы произведений Тараса Шевченко с сегодняшними изданиями. Оригиналы есть в аутентичном виде в интернете в открытом доступе.

Да неужели же великого Тараса переписали?

В этом нет никаких сомнений. Даже название его самого известного произведения искажено.

Кобзарь

Именно Кобзарь, с мягким знаком в конце слова.

Это вроде бы мелочь. Но согласитесь, характерная.

Переписано не только название. Это легко понять, сравнив самые известные стихи Тараса Шевченко, как они были опубликованы им самим, и как они выглядят сейчас

Ещё большее удивление вызовет учебник украинского языка, составленный Тарасом Шевченко.

Кто же переписывал «Кобзаря»?

В принципе это известно.

Но какая разница, кто это делал. Главное, что текст Кобзаря переделан и переписан.

В произведениях Шевченко слова «осень», «камень», «семья», «всего», «явор», «царь», «Киев», «Польша» были заменены на «осiнь», «камiнь», «явiр» и т.д.

Но текст Шевченко хотя бы остался более-менее похож на язык оригинала.

Мир ловил меня и не поймал

А вот знаменитому философу Григорию Саввичу Сковороде совсем не повезло. Некто неизвестный просто переписал стихи “харьковского Диогена” на тот же “современный украинский”, причем плохо переписал, и дети думают, что так Сковорода и изъяснялся.

Наверное, загрустил бы, увидев это, “старец” Григорий Сковорода, который просил написать на своей могиле “Мир ловил меня, но не поймал”. И вот, получается, поймал. Дотянулся своими пошлыми ручонками.

А что сказал бы своим “исправителям” “батько Тарас”, даже страшно представить. Характер у “отца украинской литературы” был крутой.

Украинизация или полонизация

Сейчас, как известно, на Украине происходит очередной виток “украинизации”. Продавцы, официанты и другой персонал заведений должны общаться с посетителями только на украинском. Иначе — штраф. Сайты надо переводить на мову. Иначе — штраф. К счастью, штрафовать начнут только через полтора года. Но надо готовиться уже сейчас.

Продавцы выучили несколько фраз, и скучное “Вам пакет нужен?” теперь звучит так же серо и буднично, только на украинском. Сайты, скорее всего, в будущем поменяют провайдеров.

Как будет дальше, непонятно, но ясно, что любви к украинскому насильственная украинизация не принесет. Хотя это, наверное, не украинизация, а полонизация, учитывая происхождение половины лексики сегодняшней “мовы”.

“Туши свет!”

Карикатуры последних месяцев. Мама говорит сыну:

— Ты не сможешь работать официантом!

Это, к сожалению, горькая правда. Впереди у детей после школы либо работа “кассиром в супермаркете”, либо “клубника в Польше”, либо учеба в вузе. Но вуз те, кто может хоть немного выбрать, выбирают польский или чешский, словацкий или немецкий.

Конечно, основная проблема — это экономика. Если украинизацию можно ввести указом президента, то экономика от указов не расцветёт.

Экономика Украины не может обеспечить рабочие места будущим физикам, химикам и математикам. А Польша может.
Знакомый выпускник школы сдал вступительный экзамен в польский вуз на польском языке, удивив экзаменаторов. Его спросили — вы этнический по́ляк? Нет, украинец. Просто хорошо готовился к экзамену.

Теперь он учит математику в одном из вузов Польши. Туда же уехала его мама, поддерживать ребенка материально. Нашла работу кассиром в магазине, для этого немного выучила польский, конечно. Может быть, это и было целью многолетней целенаправленной работы по искажению украинского языка? Сделать из малороссов “малополяков”?
Страна уезжает. Национальная идея — это эмиграция.

Украина всё больше напоминает село, в котором остались только дедушки и бабушки. К ним раньше приезжали внуки из города. Теперь внуки присылают посылки из Польши.

И как в том старом анекдоте про тотальную эмиграцию из Латвии: “Последний, кто улетит из аэропорта, выключите свет”.

Только теперь эта надпись будет написана на украинском. “Вымкнить свитло”. И уже все равно будет, сколько из этих слов заимствовано и из какого языка.

Источник

Популярные рекомендации экспертов