Коммуникативная мощность языка это

Лингвистический энциклопедический словарь

Языкова́я ситуа́ция —

совокупность форм существования (а также стилей) одного языка или совокупность языков в их территориально-социальном взаимо­от­но­ше­нии и функциональном взаимо­дей­ствии в грани­цах определённых географических регионов или административно-политических образо­ван­ий. Я. с. — одно из основных понятий и предмет изучения в социолингвистике. Разно­образ­ные Я. с. описываются посредством различных признаков — количественных, качественных и оценочных (эстимационных), на основе которых можно строить типологию Я. с.

Количественные признаки: 1) число идиомов в данной Я. с., которые являются её компонентами; 2) число говорящих на каждом из идиомов в отношении к общему числу населения исследуемого ареала (этот показатель — демографическая мощность идиомов); 3) число коммуникативных сфер, обслуживаемых каждым идиомом, в отношении к общему числу таких сфер (этот показатель — коммуникативная мощность идиомов); 4) число функционально доминирующих идиомов. По общему числу идиомов в составе Я. с. разли­ча­ют­ся монокомпонентные (включающие один идиом) и поликомпонентные (включающие несколько идиомов) Я. с. Монокомпонентные Я. с. крайне редки (например, в Исландии, где единственный язык представлен одной формой существования); обычно языки существуют в территориальных и социальных разновидностях, что создаёт поликомпонентные Я. с. Признаки демографической и коммуникативной мощности могут быть присущи идиомам в одинаковой или в разной степени, что образует параметр «равномощные — разномощные идиомы» (особенно важна коммуникативная мощность); по этому параметру Я. с. разде­ля­ют­ся на равновесные (обладающие равномощными идиомами) и неравновесные (обладающие разномощными идиомами). Например, Я. с. в Бельгии — равновесная (французский и нидерланд­ский языки), в странах Западной Африки — неравновесная (местные языки преобладают по демографической мощности, но уступают европейским по коммуникативной мощности). В неравновесных Я. с. отдельные идиомы могут быть функционально доминирующими, и по числу таких идиомов различаются Я. с. однополюсные (с одним доминирующим идиомом) и многополюсные (с несколькими доминирующими идиомами). Например, в Сенегале — однополюсная Я. с. (доминирующий язык — волоф), в Нигерии — многополюсная (доминирующие языки — хауса, йоруба, игбо).

Качественные признаки Я. с.: 1) лингвистический характер входящих в Я. с. идиомов — разно­вид­но­сти одного языка или разные языки; 2) структурно-генетические отношения между идиомами — сходные, родственные (родство имеется в виду достаточно близкое), несходные, неродственные; 3) функциональная равнозначность — неравнозначность идиомов; 4) характер доминирующего в государственном масштабе идиома (металекта) — местный или «импор­ти­ро­ван­ный». По 1‑му признаку различаются одноязычные и многоязычные Я. с.; для многоязычных Я. с. существенно подразделение по 2‑му признаку на гомогенные и гомоморфные (родственные и типологически сходные) или гетерогенные и гетероморфные (неродственные и типологически несходные). Ввиду независимости этих параметров возмож­ны типы Я. с., демонстрирующие все возможные комбинации указанных характеристик: гомогенная и гомоморфная (например, Я. с. в Чехословакии — чешский и словацкий языки), гомогенная и гетероморфная (например, Я. с. в Швейцарии), гетерогенная и гомоморфная (например, Я. с. на Балканах, см. Балканский языковой союз), гетеро­ген­ная и гетеро­морф­ная (например, в Финляндии — финский и шведский языки). По 3‑му признаку, связанному с официаль­ным коммуника­тив­ным статусом идиомов, различаются гармоничные Я. с. (идиомы обладают равным статусом, например в Бельгии) и дисгармоничные Я. с. (идиомы обладают разным статусом, например во многих странах Западной Африки); при этом, однако, юридическое равноправие языков может сочетаться с фактическим преобладанием одного из них (например, в Канаде английский язык по сравнению с французским языком). По 4‑му признаку различаются эндоглоссные Я. с. (металект — один из местных языков, например суахили в Танзании) и экзоглоссные Я. с. (металект — иностранный язык, например французский язык в Мали, английский язык в Гане).

Оценочные признаки касаются внешней и внутренней оценки идиомов (т. е. оценки языка носителями других языков и исконными носителями в плане его коммуникативной пригодности, эстетичности, культурной престижности и т. д.). Совокупность внутренних оценок определяет степень так называемой «языковой лояльности» данного языкового коллектива, т. е. степень его приверженности к родному языку. В связи с возможным наличием в Я. с. диглоссии различаются диглоссные и недиглоссные Я. с. (например, диглоссная Я. с. — в странах Магриба, недиглоссные — в советских республиках, где функционально сосуществуют национальный и русский языки). Изучение Я. с. — необходимая предпосылка выбора рациональной языковой политики.

Существует также более узкое понятие Я. с., коррелирующее с понятием языкового состояния как совокупности варьирований языка (компоненты состояния: функциональные стили, формы существования и формы реализации). В этом случае Я. с. — пространственное и социальное взаимодействие разных языков или разных компонентов состояния одного языка.

Источник

Языковая ситуация как предмет социолингвистики

Языковая ситуация — это «конкретный тип взаимодействия языков и разных форм их существования в общественной жизни каждого народа на данном этапе его исторического развития». Таково самое общее определение языковой ситуации, данное В. А. Аврориным. В развернутом изложении, соблюдая причинную зависимость между объектами, подлежащими исследованию при выяснении языковой ситуации, автор называет три обязательных ее «момента»: 1) социальные условия функционирования языка; 2) сферы и среды употребления языка; 3) формы существования языка.

В. А. Аврорин одинаково применяет термин «языковая ситуация» для одноязычного народа и для неодноязычных ситуаций. Языковая ситуация одноязычного народа им определяется как функционирование всех наличных форм существования языка «во всех средах и сферах общественной деятельности при определенных социальных условиях жизни данного народа».

Языковая ситуация — совокупность форм существования (а также стилей) одного языка или совокупность языков в их территориально-социальном взаимоотношении и функциональном взаимодействии в границах определенных географических регионов или административно-политических образований. Языковая ситуация— одно из основных понятий и предмет изучения в социолингвистике. Разнообразные языковые ситуации описываются посредством различных признаков — количественных, качественных и оценочных (эстимационных), на основе которых можно строить типологию. Количественные признаки языковых ситуаций: 1) число идиомов в данной языковой ситуации, которые являются ее компонентами; 2) число говорящих на каждом из идиомов в отношении к общему числу населения исследуемого ареала (этот показатель — демографическая мощность идиомов); 3) число коммуникативных сфер, обслуживаемых каждым идиомом, в отношении к общему числу таких сфер (этот показатель — коммуникативная мощность идиомов); 4) число функционально доминирующих идиомов. По общему числу идиомов в составе языковой ситуации различаются монокомпонентиые (включающие один идиом) и поликомпонентные (включающие несколько идиомов). Монокомпонентные языковые ситуации крайне редки (например, в Исландии, где единственный, язык представлен одной формой существования); обычно языки существуют в территориальных и социальных разновидностях, что создает поликомпонентные языковые ситуации. Признаки демографической и коммуникативной мощности могут быть присущи идиомам в одинаковой или в разной степени, что образует параметр «равномощные — разномощные идиомы» (особенно важна коммуникативная мощность); по этому параметру языковые ситуации разделяются на равновесные (обладающие равномощными идиомами) и неравновесные (обладающие разномощными идиомами). Например, языковая ситуация. в Бельгии — относительно равновесная (французский и нидерландский языки), в странах Западной Африки — неравновесная (местные языки преобладают по демографической мощности, но уступают европейским по коммуникативной мощности). В неравновесных языковых ситуациях отдельные идиомы могут быть функционально доминирующими, и по числу таких идиомов различаются однополюсные языковые ситуации (с одним доминирующим идиомом) н многополюсные (с несколькими доминирующими идиомами). Например, в Сенегале — однополюсная языковая ситуация (доминирующий язык — волоф), в Нигерии — многополюсная (доминирующие языки — хауса, йоруба, игбо).

Качественные признаки языковой ситуации: 1) лингвистический характер входящих в языковую ситуацию идиомов — разновидности одного языка или разные языки; 2) структурно-генетические отношения между идиомами— сходные, родственные (родство имеется в виду достаточно близкое), несходные, веродствениые; 3) функциональная равнозначность — неравнозначность идиомов; 4) характер доминирующего в государственном масштабе идиома (металекта) — местный или «импортированный». По 1-му признаку различаются одноязычные и многоязычные языковые ситуации; для многоязычных языковых ситуаций существенно подразделение по 2-му признаку на гомогенные и гомоморфные (родственные и типологически сходные) или гетерогенные и гетероморфные (неродственные и типологически несходные). Ввиду независимости этих параметров возможны типы языковых ситуаций, демонстрирующие все возможные комбинации указанных характеристик: гомогенная и гомоморфная (напр., языковая ситуация в Чехословакии — чешский и словацкий языки), гомогенная н гетероморфная (например, языковая ситуация в Швейцарии), гетерогенная и гомоморфная (например, на Балканах), гетерогенная и гетероморфиая (например., в Финляндии — финский. и шведский, языки). По 3-му признаку, связанному с официальным коммуникативным статусом идиомов, различаются гармоничная языковая ситуация (идиомы обладают равным статусом, например в Бельгии) и дисгармоничная языковая ситуация (идиомы обладают разным статусом, например, во многих странах Западной Африки); при этом, однако, юридическое равноправие языков может сочетаться с фактическим преобладанием одного из них (например, в Канаде английский язык по сравнению с французским языком). По 4-му признаку различаются эндоглоссные языковые ситуации (металект — один из местных языков, например суахили в Танзании) и экзоглоссные языковые ситуации (металект — иностранный язык, например, французский язык в Мали, английский язык в Гане).

Читайте также:  Конструктор на латинском языке

Оценочные признаки касаются внешней и внутренней оценки идиомов (т. е. оценки языка носителями других языков и исконными носителями в плане его коммуникативной пригодности, эстетичности, культурной престижности и т. д.). Совокупность внутренних оценок определяет степень так называемой «языковой лояльности» данного языкового коллектива, т. е. степень его приверженности к родному языку. В связи с возможным наличием в языковой ситуации диглоссии различаются диглоссные и недиглоссные языковые ситуации (например, диглоссная языковая ситуация — в странах Магриба, недиглоссные — в странах бывшего СССР, где функционально сосуществуют национальный и русский языки). Изучение языковых ситуаций — необходимая предпосылка выбора рациональной языковой политики.

Существует также более узкое понятие языковой ситуации, коррелирующее с понятием языкового состояния как совокупности варьирований языка (компоненты состояния: функциональные стили, формы существования и формы реализации). В этом случае языковая ситуация — это пространственное и социальное взаимодействие разных языков или разных компонентов состояния одного языка.

Типология языковых ситуаций.

Языковая политика — система мероприятий и законодательных актов, проводимая властями и/или общественными институтами страны, которые ставят перед собой определённые социально-языковые цели. К последним относятся: изменение или сохранение существующих функционально-языковых норм, а также поддержка языков. Языковая политика, как и любой другой вид политики отражает ценности определённого классом, партией, этносом, часто в ущерб интересам других партий, классов, народов или субэтнических групп. Идеологи той или иной языковой политики часто руководствуются целым рядом социально-политических, идеологических, психологических, эстетических и культурных соображений.

Источник

Изменение коммуникативного ранга языков

Социолингвистическая характеристика языков

«Языки равны только перед Богом и лингвистом», — заметил один американский исследователь. Действительно, с точки зрения структурной типологии, не существует языков больших и малых, сильных и слабых, богатых и бедных. Аналитический строй не лучше и не хуже синтетического, агглю­тинация не лучше фузии, преобладания гласных или тонического ударения не достаточно для расцвета вокального искусства или поэзии. Однако судьбы языков, их социальная история и перспективы глубоко различны – социального равенства между языками нет – нет равенства между английским языком и вымирающим языком индейского племени.

В социолингвистической «анкете» языков целесообразно учи­тывать следующие признаки:

1. Коммуникативный ранг языка =

а) коли­чество людей, говорящих на данном языке; б) количество этно­сов, говорящих на этом языке; в) количество стран, в которых используется язык; г) состав общественных функций и социальных сфер, в которых используется язык (в каждой из стран).

Коммуникативные ранги языков
I. Мировые языки
II. Международные
III. Государственные
IV. Региональные
V. Местные языки

Мировые языки – это языки межэтнического и межгосу­дарственного общения, имеющие статус официальных и рабочих языков ООН: английский, арабский, испанский, китайский, русский, французский).

Состав «клуба» мировых языков исторически изменчив: первым мировым языком был греческий, второй латынь, латынь и греческий продолжали оставаться «мировыми» куль­турными языками до эпохи великих географических открытий. В XVI—XVII вв. первым мировым языком стал португальский; в XVIII в. он уступил первенство французскому, позже, с сере­дины XIX в., потесненному английским. Если в древности и в Средние века мировые языки были известны в границах своих культурно-религиозных миров, если в XVI—XIX вв. португальс­кий, испанский, английский, французский использовались в гра­ницах колониальных империй, то в XX в. распространение анг­лийского языка стало планетарным.

Международные языки – широко используют­ся в международном и межэтническом общении и, как правило, имеют юридический статус государственного или официального языка в ряде государств. Напр., малайско-индонезийский – в странах Малайского архипелага (Ин­донезия, Малайзия, Филиппины).

Государственные (национальные) языки – они имеют юри­дический статус государственного или официального языка или фактически выполняют функции основного языка в одной стране. В неодноязычном социуме это, как правило, язык большинства насе­ления (впрочем, есть и интересные исключения; см. § 57Д.); отчасти поэтому он используется как язык межэтнического общения. Напр., грузинский язык в Грузии (государственный язык в стране, где кроме грузинского языка, употребляются осетинский, абхазский, мегрельский, лазский, сванский, русский, армянский, азербайд­жанский языки). Примерно таков же коммуникативный ранг основного языка в относительно моно­национальных государствах (японского, польского, венгерского и др.).

Региональные языки – это языки межэтнического обще­ния, как правило, письменные, однако не имеющие статуса офи­циального или государственного языка. Пример: тибетский язык в Тибетском автономном районе КНР (свыше 4 млн. говорящих, язык межплеменного общения и делопроизводства).

Местные языки – как правило, это бесписьменные языки, используются в устном неофи­циальном общении только внутри этнических групп в полиэтнических социумах. Нередко на них ведутся местные радио- и телепередачи. В начальной школе местный язык иногда использу­ется в качестве вспомогательного языка, необходимого для пере­хода учащихся на язык обучения в данной школе.

Изменение коммуникативного ранга языков

1) исчезновение языков

Лингвисты мира бьют тревогу: языковое разнообразие плане­ты стремительно сокращается. исчезает около 12 язы­ков. По оценкам экспертов, к концу XXI в. из 6000 языков Земли уцелеет только 10 % языков (Леман 1996, 181). Появились «красные книги» язы­ков (см. Красная книга 1994). Вопрос о выживании «умирающих» языков стал основным на XV Международном лингвистическом конгрессе (1992 г., Канада). Конгресс выработал ряд конкретных рекомендаций для ЮНЕСКО, направленных на защиту языков, которым грозит исчезновение. В России таких народов 63. В Канаде таких угасающих языков (индейских) свыше 50, в Южной Америке — более 100, в Африке — около 200; в Австра­лии из 2000 еще недавно живых, хотя и малочисленных местных языков после смены двух-трех поколений уцелеют лишь около 200 языков (Потапов 1996).

А.Е.Кибрик – града­ция языков по их «жизнестойкости»: здоровые, больные, исче­зающие, мертвые языки. На основе многолетних полевых ис­следований автор расположил 17 исчезающих языков России (Сибири и Дальнего Востока) по их продвинутости к мертвой точке.

2) сужение сфер использования «здоровых» языков, в том числе языков международного общения и великих культур, – вследствие экспансии мировых языков, особенно анг­лийского. Против засилья английского языка в международных ком­муникациях, в рекламе, в бизнесе аудио-, видеозаписей и шоу-биз­несе, в Интернете, постоянно выступает национально озабоченная общественность Западной Европы, особенно во Франции, Португа­лии, Испании, Германии, Италии. Однако это не столько защита «родного языка в родной стране», сколько конкуренция сильных языков за регионы распространения в мире, за сохранение и упро­чение своей роли в международной политике и культуре.

3) возрождение языков

Особый и замечательный по результатам случай представляет собой возрождение иврита — современной модификации древне­еврейского языка. Возвращение иврита в качестве живого языка называют одним из чудес XX в.

Языковая ситуация = совокупность форм существования (стилей) одного языка или совокупность языков, обслуживающих общество в границах определённых географических регионов или административно-политических образо­ван­ий. Языковая ситуация может меняться в зависимости от политической обстановки, государственного строя или экономических преобразований. Как видно из определения, люди, проживающие на той или иной территории, могут общаться на одном языке, а могут и на двух или более, которые используются в данной местности, например, в Татарской республике – русский и татарский. Но даже если жители какого-то региона говорят на одном языке, они могут использовать разные идиомы, например, вполне возможна ситуация, что студенты между собой могут общаться на жаргоне, а в других ситуациях на литературном языке.

Это разнообразие в общении можно обозначить двумя терминами: двуязычие и диглоссия. Владение разными подсистемами одного национального языка и использование их в зависимости от ситуации или сферы общения называется диглоссией (синоним – внутриязыковая диглоссия).

Владение разными языками и попеременное их использование в зависимости от ситуации общения называется двуязычием (синоним – диглоссия без определения внутриязыковая).

Языковые ситуации описываются посредством различных признаков – количественных, качественных и оценочных. Именно на основе этих признаков строится типология языковых ситуаций.

Количественные признаки включают:

1) число идиомов, которые являются компонентами языковой ситуации;

2) число говорящих на каждом из идиомов в отношении к общему числу населения исследуемого ареала (этот показатель – демографическая мощность идиомов);

3) число коммуникативных сфер, которые обслуживаются каждым идиомом в отношении к общему числу таких сфер (этот показатель – коммуникативная мощность идиомов);

4) число функционально доминирующих идиомов.

Учет этих признаков позволяет выявить особенности языковых ситуаций в разных странах. Например, если используется один идиом, яз. сит. – монокомпонентной, как в Исландии, а если больше одного языка, то поликомпонентные. Монокомпонентные ситуации в мирекрайне редки.

Читайте также:  Корейский язык общие фразы

Качественные признаки включают:

1) лингвистический характер идиомов – разно­вид­но­сти одного языка или разные языки;

2) структурно-генетические отношения между идиомами – сходные, родственные (родство имеется в виду достаточно близкое), несходные, неродственные;

3) функциональная равнозначность – неравнозначность идиомов;

4) характер доминирующего идиомав государственном масштабе – местный или «импор­ти­ро­ван­ный».

Оценочные признаки: оценки людей, которые они дают языкам с учетом их коммуникативной пригодности, эстетичности, культурной престижности и т. д.

Оценочные признаки двух типов:

внешняя оценка – оценки людей, данные чужим языкам,

внутренней оценки – оценки людей своего языка.

Совокупность внутренних оценок определяет степень приверженности людей к родному языку.

Языковая политика

Языковая политика – это все виды сознательной дея­тельности общества, направленной на регулирование использова­ния языка. Языковая политика связана с национальной политикой государства. Она может быть направлена на укрепление коммуникативных и социальных воз­можностей конкретных языков, т.е. носить позитивный характер. Но может быть направлена на ограничение или разрушение воз­можностей конкретных языков, т.е. носить негативный характер.

Позитивная национальная политика связана с языковым строительством (или языковым планированием).

Например, в 20–30-х годах в СССР – работу государства по развитию языковназывалиязыковое строительство:создание алфа­витов для бесписьменных языков; создание национальных тер­минологий; развитие образования, печати, делопроизводства на языках национальных меньшинств.

С 60-х годов употребляется также термин языковое плани­рование, в осо­бенности в исследованиях национально-языковых проблем в странах освободившихся от колониальной зависимости.

Субъектами языковой политики могут быть как государственные, так и негосударственные органы и институции.

Основные направления языковой политики в разных странах: реформы письма, создание терминосистем, сознательное участие в формировании литературных языков (например, внедрение норм через школы, издательства, театры и т.д., кодификация норм).

Источник

Тема 3. Типы состояний языка. Формы языковых ситуаций

Тема 3. Типы состояний языка. Формы языковых ситуаций

Дифференциальные признаки языковых ситуаций

Языковая ситуация — совокупность форм существования (а также стилей) одного языка или совокупность языков в их территориально-социальном взаимоотношении и функциональном взаимодействии в границах определенных географических регионов или административно-политических образований. Языковая ситуация— одно из основных. понятий и предмет изучения в социолингвистике. Разнообразные языковые ситуации описываются посредством различных признаков — количественных, качественных и оценочных (эстимационных), на основе которых можно строить типологию. Количественные признаки языковых ситуаций: 1) число идиомов в данной языковой ситуации, которые являются ее компонентами; 2) число говорящих на каждом из идиомов в отношении к общему числу населения исследуемого ареала (этот показатель — демографическая мощность идиомов); 3) число коммуникативных сфер, обслуживаемых каждым идиомом, в отношении к общему числу таких сфер (этот показатель — коммуникативная мощность идиомов); 4) число функционально доминирующих идиомов. По общему числу идиомов в составе языковой ситуации различаются монокомпонентиые (включающие один идиом) и поликомпонентные (включающие несколько идиомов). Монокомпонентные языковые ситуации крайне редки (например, в Исландии, где единственный, язык представлен одной формой существования); обычно языки существуют в территориальных и социальных разновидностях, что создает поликомпонентные языковые ситуации. Признаки демографической и коммуникативной мощности могут быть присущи идиомам в одинаковой или в разной степени, что образует параметр «равномощные — разномощные идиомы» (особенно важна коммуникативная мощность); по этому параметру языковые ситуации разделяются на равновесные (обладающие равномощными идиомами) и неравновесные (обладающие разномощными идиомами). Например, языковая ситуация. в Бельгии — относительно равновесная (французский и нидерландский языки), в странах Западной Африки — неравновесная(местные языки преобладают по демографической мощности, но уступают европейским по коммуникативной мощности). В неравновесных языковых ситуациях отдельные идиомы могут быть функционально доминирующими, и по числу таких идиомов различаются однополюсные языковые ситуации (с одним доминирующим идиомом) н многополюсные (с несколькими доминирующими идиомами). Например, в Сенегале — однополюсная языковая ситуация (доминирующий язык — волоф), в Нигерии — многополюсная (доминирующие языки — хауса, йоруба, игбо).

Качественные признаки языковой ситуации: 1) лингвистический характер входящих в языковую ситуацию идиомов — разновидности одного языка или разные языки; 2) структурно-генетические отношения между идиомами— сходные, родственные (родство имеется в виду достаточно близкое), несходные, веродствениые; 3) функциональная равнозначность — неравнозначность идиомов; 4) характер доминирующего в государственном масштабе идиома (металекта) — местный или «импортированный». По 1-му признаку различаются одноязычные и многоязычные языковые ситуации; для многоязычных языковых ситуаций существенно подразделение по 2-му признаку на гомогенные и гомоморфные (родственные и типологически сходные) или гетерогенные и гетероморфные (неродственные и типологически несходные). Ввиду независимости этих параметров возможны типы языковых ситуаций, демонстрирующие все возможные комбинации указанных характеристик: гомогенная и гомоморфная (напр., языковая ситуация в Чехословакии — чешский и словацкий языки), гомогенная н гетероморфная (например, языковая ситуация в Швейцарии), гетерогенная и гомоморфная (например, на Балканах), гетерогенная и гетероморфиая (например., в Финляндии — финский. и шведский, языки). По 3-му признаку, связанному с официальным коммуникативным статусом идиомов, различаются гармоничная языковая ситуация (идиомы обладают равным статусом, например в Бельгии) и дисгармоничная языковая ситуация (идиомы обладают разным статусом, например, во многих странах Западной Африки); при этом, однако, юридическое равноправие языков может сочетаться с фактическим преобладанием одного из них (например, в Канаде английский язык по сравнению с французским языком). По 4-му признаку различаются эндоглоссные языковые ситуации (металект — один из местных языков, например суахили в Танзании) и экзоглоссные языковые ситуации (металект — иностранный язык, например, французский язык в Мали, английский язык в Гане).

Оценочные признаки касаются внешней и внутренней оценки идиомов (т. е. оценки языка носителями других языков и исконными носителями в плане его коммуникативной пригодности, эстетичности, культурной престижности и т. д.). Совокупность внутренних оценок определяет степень так называемой «языковой лояльности» данного языкового коллектива, т. е. степень его приверженности к родному языку. В связи с возможным наличием в языковой ситуации диглоссии различаются диглоссные и недиглоссные языковые ситуации (например, диглоссная языковая ситуация — в странах Магриба, недиглоссные — в странах бывшего СССР, где функционально сосуществуют национальный и русский языки). Изучение языковых ситуаций — необходимая предпосылка выбора рациональной языковой политики.

Существует также более узкое понятие языковой ситуации, коррелирующее с понятием языкового состояния как совокупности варьирований языка (компоненты состояния: функциональные стили, формы существования и формы реализации). В этом случае языковая ситуация — это пространственное и социальное взаимодействие разных языков или разных компонентов состояния одного языка.

С понятием языковой ситуации тесно связано понятие многоязычия.

Многоязычие (мультилингвизм, полилингвизм) — употребление нескольких языков в пределах определенной социальной общности (прежде всего государства); употребление индивидуумом (группой людей) нескольких языков, каждый из которых выбирается в соответствии с конкретной коммуникативной ситуацией. Оба явления взаимосвязаны (потребности коммуникации порождают в многоязычном сообществе многоязычие какой-то части его членов), но не детерминированы жестко: преобладающее одноязычие общества не исключает многоязычия отдельных его членов, и наоборот, многоязычие государства может согласоваться с преобладающим одноязычием населения в пределах языковых общин (например, в Швейцарии). Поэтому принято различать «индивидуальное» н «национальное» многоязычие, последнее служит объектом социолингвистического изучения. В наибольших масштабах многоязычие свойственно многонациональным государствамвам (Россия, США, Индия, Нигерия и др.). В условиях многоязычия коммуникативные формы (языки, диалекты, говоры, социальные и профессиональные жаргоны и т. п.) образуют функциональную иерархию, например: 1) узколокальные средства внутригруппового общения («домашние» языки), 2) локальные средства межгруппового бытового общения (так называемый язык «базара» в разноплеменных сельских сообществах Азии и Африки), 3) язык административной (или национальной) области, 4) язык многонационального региона, 5) общегосударственный язык (может быть и «надгосударственным», т. е. международным). Если языки первых двух ступеней служат преимущественно целям неформального устного общения, то для последующих, наряду с названной функцией, все более возрастают функции массовой и формальной (в значит, части письменной) коммуникации — это языки образования, средств информации, литературы, культуры, науки.

Многоязычие реализуется чаще всего в форме двуязычия (билингвизма). Случаи массового владения тремя и более языками относительно редки. Для билингвизма имеет существенное, значение функциональный статус употребляемых языков и степень их близости — генетическая или типологическая. На почве многоязычия происходит интерференция и конвергенция языков, образуются языковые союзы.

Почему сбалансированные равновесные языковые ситуации редки?

И одноязычные, и многоязычные ситуации редко бывают сбалансированными. В одноязычной ситуации баланс функций разных форм существования языка, имеющего письменность, невозможен по определению. Ведь литературный язык, его отдельные стили и противостоящие литературному языку территориальные диалекты и жаргоны отличаются именно функциями. Язык, в котором сформировалась его литературная форма, всегда представляет собой определенную иерархию языковых подсистем, при этом его нормативный (литературный) вариант находится в вершине иерархии.

Сбалансированные одноязычные ситуации, по-видимому, были возможны в бесписьменных раннефеодальных обществах, когда территориальные диалекты некоторого языка обладали равным социальным статусом, а наддиалектное койне или литературный язык (т. е. варианты языка с более высоким статусом) еще не сложились.

Читайте также:  Под языком появилась кровяная шишка

Подводные рифы близкородственного двуязычия

В ситуациях близкородственного двуязычия индивид сравнительно быстро и легко, «естественно», усваивает неродной язык в довольно полном объеме. В таких условиях люди, говорящие на разных языках, понимают друг друга без переводчика, а значительные группы говорящих владеют вторым языком активно.

Эти обстоятельства диктуют ряд специфических принципов преподавания близкородственного языка. В условиях двуязычия курс неродного, но близкородственного языка должен быть, во-первых, дифференциально-систематическим, т. е. подчеркивать прежде всего несходства изучаемого и родного языка, хотя, разумеется, не забывать и о системных связях языковых фактов; во-вторых, курс должен быть в значительной мере коррективным, т. е. исправляющим интерферентные привычки учащихся; в-третьих, в отличие от преимущественно аналитической направленности уроков родного языка, курс неродного языка должен быть в большей мере синтетическим, т. е. учить практически порождать речь.

Контакт двух языков протекает как речевое взаимодействие людей, говорящих на этих языках. Даже минимальное взаимопонимание невозможно до тех пор, пока обе стороны (или одна из сторон) не сделают хотя бы один шаг навстречу партнеру. Такой шаг состоите усвоении хотя бы нескольких слов языка партнера. При продолжительных и интенсивных контактах разноязычного населения значительная часть говорящих в той или иной мере знает язык соседей. Таким образом, контактирование языков осуществляется через индивидуальное двуязычие (или билингвизм) какой-то части говорящих, что и создает ситуацию двуязычия.

В зависимости от того, как функционируют два языка в речевой деятельности билингва, различают двуязычие автономное (координативный билингвизм), совмещенное (субординативный билингвизм) и смешанное двуязычие. При автономном двуязычии билингв строит речь на каждом языке, используя языковые средства только соответствующего языка (рис. 1). При совмещенном двуязычии речь на том языке, который человек знает хуже, строится с использованием средств первого (основного) языка (рис. 2).

На рисунке 1 схематически изображено автономное двуязычие.

На рисунке 2 изображено совмещенное двуязычие. Система языка 1 оказывает влияние на речь на языке 2.

Смешанный билингвизм в идеале подразумевает единый механизм анализа и синтеза речи, а сосуществующие языки различаются лишь на уровне поверхностных структур. называл такую коммуникативную систему одним языком с двумя терминами. Разумеется, реально полного изоморфизма грамматических систем двух языков не наблюдается, происходит лишь их большее или меньшее уподобление. Словарь же действительно может быть единым в плане содержания, различаясь только планом выражения.

Но возможна ситуация более сложная:

На рисунке 3 изображена еще более сложная ситуация, когда не только система языка 1 оказывает влияние на речь на языке 2, но и система языка 2 оказывает влияние на речь на языке 1.

В норме билингвы владеют хотя бы одним языком в полном объеме. Однако возможны случаи, когда общение индивида с носителями его родного языка ограничено, а уровень коммуникативного взаимодействия с носителями языка, доминирующего в языковом сообществе, невысок. В подобной ситуации адекватное знание родного языка утрачивается, а второй язык осваивается в ограниченных пределах. Это явление получило название полуязычия. Лексический состав обоих языков оказывается ограниченным, а грамматическая структура упрощена. Особые формы полуязычия образуются в условиях, когда контактирующие языки близкородственны. Так, в результате смешения украинского и русского языков возникает так называемый суржик, а смесь белорусского и русского языков получила название трасянка. Для полуязычия, как и для субординативного билингвизма, переключение кодов нехарактерно.

Когда подобные процессы большего или меньшего сближения языков происходят в языковой сознании и речевой деятельности многих говорящих, то это означает, что процесс перестает быть индивидуально-речевым, но охватывает язык. Идет смешение языков. Таким образом, частичное отождествление и смешение разных языков в речи билингвов выступает как синхронная основа смешения языков в диахронии.

Интерференция в синтаксисе преодолевается труднее всего, и особенно в тех случаях, когда она сказывается не в грубых ошибках (вроде предложения *Никто пришел, построенного по английской модели Nobody has come), а в «неорганичности», искусственности фразы. На известной ступени занятий чужим языком это чувствуют и сами «учащие» язык. Показательны в этой связи насмешливые, якобы английские, диалоги (возникшие в школьном фольклоре), пародирующие примитивное калькирование с русского: Который час? — Два часа. — Так много? — Кому как. — Which watch? — Two watch. — Such much? — Whom how и т. п.

Обычно двуязычие продуктивно, т. е. билингв способен активно использовать второй язык. Особый случай двуязычия представляет пассивный (рецептивный) билингвизм — такое владение вторым языком, когда индивид его понимает, но сам текстов на нем практически не порождает. Для «двустороннего» пассивного билингвизма, когда каждый из коммуникантов пользуется своим языком, но понимает язык другого, иногда используется термин дуалингвизм. Такое явление встречается на границах распространения различных; (как правило, родственных) языков.

Понятно, что чем ближе два языка, тем в большей мере двуязычный индивид опирается на свой 1-й язык в речевой деятельности на 2-м языке. Поэтому родственные языки в общем учить легче, чем далекие, но и интерференция при такого рода билингвизме наблюдается чаще и преодолевается с большим трудом.

Диглоссия как особый вид несбалансированного двуязычия

Что касается диалектов, то они в русском языке вымирают. В настоящее время приходится говорить об остаточных явлениях СВР, ЮВР, СрВР, сибирской артикуляторной базы и т. д. В данном пласте не приходится говорить о диглоссии. Представить себе ситуацию, что в одном случае один и тот же человек будет придерживаться произносительной нормы, а в другом у него будет прослеживаться, например, кавказское аканье можно, но вот чтобы он сознательно делал этот выбор — вряд ли.

Важным условием при диглоссии является то обстоятельство, что говорящие делают сознательный выбор между разными коммуникативными средствами и используют то из них, которое наилучшим образом способно обеспечить успех коммуникации. Из этого ясно, что двуязычие не обязательно сопровождается диглоссией — хотя и редко, но языки билингва могут никак не распределяться в соответствии с коммуникативной ситуацией.

Диглоссную ситуацию могут образовывать как родственные, так и неродственные языки. Например, в допетровской Руси в отношениях диглоссии находились два родственных языка: церковнославянский (по происхождению южнославянский) и русский (по происхождению восточнославянский), при этом литературным (т. е. «правильным», нормированным) языком русского средневековья был церковнославянский. Не случайно первые у восточных славян грамматики были грамматиками именно церковнославянского языка.

Четкое функциональное распределение языков делает диглоссные ситуации достаточно устойчивыми. Такое двуязычие сохраняется веками.

Сферы использования языка

Сфера использования языка — это область внеязыковой действительности, характеризующаяся относительной однородностью коммуникативных потребностей, для удовлетворения которых говорящие осуществляют определенный отбор языковых средств и правил их сочетания друг с другом.

Языки и их подсистемы по сферам деятельности могут распределяться нежестко: один из языков или одна из подсистем преобладают в данной сфере, но допускается использование элементов и других языков (подсистем). Так, семейном общении жителей современной русской деревни преобладает местный диалект, он же используется ими при производстве сельскохозяйственных работ. Однако сейчас чистый диалект редкость. Он сохраняется лишь у некоторых представителей старшего поколения сельских жителей. В речи же большинства он сильно «разбавлен» элементами литературного языка и просторечия. Так, опять-таки все в той же Белоруссии в сфере гуманитарного образования используется белорусский язык (это поощряется официально проводимой политикой государства), но здесь можно встретить и элементы близкородственного русского языка. В сфере производства несмотря на государственную поддержку родного языка преобладает русский язык (в специальной терминологии, в технической документации, в профессиональном общении специалистов). Использование белорусского, естественно, не возбраняется.

Почему в мире становится больше двуязычных ситуаций?

Интенсивные и долговременные контакты народов приводят к двуязычию. Одноязычие вовсе не преобладает на земном шаре. Напротив, более обычны многоязычные ситуации. Разнообразие языковых ситуаций на Земле бесконечно. В каждом государстве СНГ, в каждом штате Индии, в каждом государстве Африки или Латинской Америки сложились свои, во многом неповторимые социальные, культурные и этноязыковые условия существования разных языков.

Таким образом, двуязычие (и многоязычие) все шире распространяется в современном мире. При этом совместное функционирование разных языков в одном социуме характеризуется противоречивыми тенденциями. С одной стороны, возрастает объем коммуникации на каждом языке, расширяются их социальные функции. С другой стороны, идет процесс, аналогичный стилистической дифференциации языка в одноязычной ситуации: языки дифференцируются в функциональном отношении. Такая координированность языков, отношения взаимной функциональной дополнительности в рамках социума способствуют превращению двуязычия в единую функциональную систему, что обусловливает целесообразность и поэтому устойчивость двуязычных ситуаций.

Источник

Популярные рекомендации экспертов