Бизнес на угонах автомобилей

Содержание
  1. Сколько «зарабатывают» и на сколько садятся угонщики в России
  2. В зоне риска: откуда и как чаще всего угоняют машины в России
  3. Страховщики назвали самые угоняемые автомобили в России
  4. Cтали известны самые высокие страховые выплаты за угнанные в 2017 году машины
  5. Названы 25 самых неугоняемых авто в России
  6. Истории уральских сыщиков
  7. «В СИЗО он составил список следователей, которых убьет»
  8. Как преступник пытался обмануть полиграф
  9. Как убили семью директора Шарташского рынка
  10. Кто и как угоняет автомобили? Интервью с угонщиком (7 фото)
  11. — Много ли сейчас автомобильных угонщиков?
  12. — И как они это делают?
  13. Схема угона автомобиля при помощи устройств перехвата сигналов:
  14. Устройство для угона автомобилей:
  15. Устройство для угона автомобилей Toyota:
  16. — То есть современный автопром сам отдает автомобили в руки угонщиков?
  17. — Но машины все равно угоняют?
  18. — Я слышал, что многие машины угоняют для того, чтобы потом разобрать на запчасти.
  19. — Есть какие-то способы защитить автомобиль от угона?
  20. Интервью с угонщиком: кто и как похищает автомобили в России

Сколько «зарабатывают» и на сколько садятся угонщики в России

При этом, как утверждают эксперты портала «АвтоВзгляд», за каждую украденную машину, в зависимости от стоимости, угонщик получает от 50 000 до 500 000 рублей. Организаторы криминального бизнеса «зарабатывают» еще больше.

На форумах даркнета можно узнать, как распределяются роли между угонщиками. Центральным звеном является заказчик. Он же может быть организатором группы: закупать оборудование для угонов, координировать остальных участников схемы.

Одно из звеньев преступной цепочки — «айтишники» или «вскрыватели». Их задача — обезвредить сигнализацию и подготовить машину к перегону. Это технологически сложная работа, которая оценивается до 10% от стоимости автомобиля. То есть, как уже говорилось, от 50 000 до 500 000 рублей, в зависимости от «премиальности» марки и квалификации угонщика.

В эту сумму входит оплата перегона автомобиля. На роль перегонщиков обычно выбирают людей, которые не боятся рисковать ради «легких» денег. Среди них встречаются даже пенсионеры. За то, чтобы доставить угнанный автомобиль из точки «А» в отстойник, платят от 5000 до 15 000 рублей.

После того, как автомобиль «отстоится» и похитители будут уверены, что на нем нет спутниковых трекеров и слежки, за машину берутся мастера по перебивке VIN-номеров и подделке документов. Это предпродажная подготовка. Оплата мастеров составляет примерно 15% стоимости автомобиля на вторичном рынке. За премиальные модели суммы доходят до 500 000 рублей.

Итого, в регионе сбыта автомобиль оказывается за 25% от стоимости. Продается за 50% от стоимости. Спонсор зарабатывает на одном угоне около 25% от стоимости авто. При этом, он берет на себя организационные траты и расходы на оборудование для угона.

В зоне риска: откуда и как чаще всего угоняют машины в России

Страховщики назвали самые угоняемые автомобили в России

Уже после всех манипуляций за дело берется сбытчик, который ищет покупателей. Он получает процент, который сам «накрутит» на стоимость авто. Главное — отдать «спонсору» столько денег, сколько было оговорено изначально, а все, что сверх этого достается сбытчику. Если у «спонсора» изначально есть заказчик, то сбытчик исключается из цепочки.

Основное правило любой такой бандитской группировки — строжайшая секретность и конфиденциальность. Зачастую ее члены не знакомы друг с другом. Бывает, что один человек соединяет в себе несколько звеньев, сокращая количество членов группы, ведь чем меньше людей замешано в угоне, тем проще их поймать. Несмотря на риски, до сих пор существуют смельчаки, которые выходят «на дело» в одиночку. Их, как правило, ловят после второго-третьего преступления.

Больше всех «зарабатывают», конечно же, «спонсоры» или идейные лидеры ОПГ.

Например, Hyundai Solaris 2014 года выпуска на вторичном рынке стоит 400 000 рублей. «Вскрыватель» за автомобиль получит 40 000 рублей. Мастера по перебивке VIN-номеров и подделке документов с такой машины получат около 60 000 рублей. Спонсор за этот угон «заработает» примерно 100 000 рублей. Примерно такие же цены за Honda и Mazda старше 3 лет. Но по всем этим маркам возможен разбор на запчасти, поскольку машины востребованы на вторичном рынке и спрос на детали не иссякает. За Toyota Land Cruiser 200 «вскрыватели» получают от 200 000 рублей. Мастер по перебивке — от 300 000 рублей. Полностью такая машина может выходить на 1 000 000 рублей.

Кажется, что «профессия» угонщика выгодна? Как бы не так. Теперь расскажем, что получают преступники, которых поймали — а рано или поздно ловят практически всех.

Cтали известны самые высокие страховые выплаты за угнанные в 2017 году машины

Названы 25 самых неугоняемых авто в России

Для начала стоит понять, что угон угону рознь. Все преступления, именуемые этим словом в быту, уголовным кодексом рассматриваются по-разному.

Угон (ст. 166 УК РФ) — это похищение автомобиля без цели получения выгоды. Как правило, перегонщики, которых ловят с поличным, говорят, что машину взяли «просто покататься». Им это выгодно: максимум, чем обернется угон, 3 годами лишения свободы.

Но в большинстве случаев следователи доказывают, что машину украли ради наживы. В таком случае это уже другая статья — кража (ст. 158 УК РФ). Если похитителей несколько, это станет отягчающим обстоятельством, и преступникам грозит уже до 10 лет лишения свободы.

Третий случай, это ОПГ (ст. 210 УК РФ). Если на этапе следствия выясняется, что между всеми участниками были распределены роли, что управлял группировкой некий лидер и преступления совершались не единожды, то участники могут отправиться за решетку на 10 лет. А главарь рискует лишиться свободы на 20 лет. Следует помнить, что наказанию подвергаются и взрослые, и дети, начиная с 14-летнего возраста.

С января по сентябрь 2017 года специалисты «Цезарь Сателлит» в Москве помогли оперативникам поймать 21 участника автоугонных группировок. В общей сумме им грозят сроки на 147 лет.

Источник

Истории уральских сыщиков

Автоугонщики с каждым годом находят все новые способы краж автомобилей. Ущерб от их преступных действий иногда доходит до сотен миллионов рублей. О том, как работают автоворы и как их удается поймать, для книги «Истории уральских сыщиков», изданной “Ъ-Урал”, рассказал Евгений Крыжановский, который с 2011 года работает в отделе по раскрытию преступлений против собственности ГУ МВД по Свердловской области.

Автоугоны вместо игорного бизнеса

В начале 2011 года произошел всплеск краж автомобилей, припаркованных у торговых комплексов. Похитители действовали профессионально: не оставляли никаких следов и не были замечены ни одной видеокамерой. Они зачастую выбирали машины с номерами других регионов – Челябинской области, Пермского края, ХМАО, ЯНАО. На угон автомобиля у них уходили считанные минуты.

Очень долго мы охотились за этой бандой. Однажды наряд ГИБДД в ходе плана «Перехват» обнаружил в ночное время машину, которая была утром похищена от торгового центра «Мегаполис». С моим коллегой Евгением Агапитовым мы выехали на место. Около шести часов мы провели в засаде. Была зима, мороз, а завести нашу машину было нельзя, чтобы не быть замеченными. В результате задержали человека, который пришел за автомобилем.

В ходе оперативных мероприятий вышли на остальных пятерых участников банды. Выяснилось, что на их счету 55 краж машин. Чаще всего угоняли автомобили Mazda 6, Nissan Murano и Toyota RAV4. Общий ущерб от их действий составил около 92 млн руб. Нашли 15 машин, остальные ушли в Казахстан.

Как оказалось, автомобили сначала перегоняли в ЗАТО Озерск (Челябинская область), где на них изготовляли поддельные свидетельства о регистрации, ставили поддельные госномера – на нашем сленге это «машина-двойник». На протяжении года мы со следственным управлением работали над уголовным делом, часто выезжали в Озерск. В местные правоохранительные органы ничего не сообщали, боялись утечки информации. Все-таки город закрытый, все знают друг друга.

В Озерске проживал главный фигурант уголовного дела по фамилии Свистунов, который был организатором краж. У него дом площадью около 500 кв. м выглядит как музей. Он и вся его группа, включая главного автовора Николая Андреева, раньше занимались игорным бизнесом – у них были игровые автоматы и в Озерске, и в Нижнем Тагиле, и в Екатеринбурге. Это было довольно прибыльно. Но после вступления в силу закона об ограничении игорного бизнеса им пришлось искать другой вид деятельности. Свистунов снабжал группу информацией об автомобилях, техническими устройствами для угонов, документами и номерами для транспортных средств, конспиративным жильем, отстойниками для угнанных машин, обеспечивал последующую их реализацию.

Евгений Крыжановский перед работой в УГРО служил в дежурной части территориального ОВД. В 2011 году перевелся на должность оперуполномоченного по борьбе с преступными посягательствами на автотранспорт в отдел по раскрытию преступлений против собственности областного уголовного розыска. С 2015 года возглавляет подразделение. «Многие ошибочно думают, что раскрывают кражи автотранспорта только сотрудники ГАИ. На самом деле в основном их раскрывает уголовный розыск! Мы разрабатываем лиц, которые совершают преступления, следим за ними, задерживаем во время совершения преступлений и доставляем к следователю. Часто операции происходят спонтанно. Мы готовимся к ним, но угонщики часто меняют локации и приходится задерживать воров с колес»,– рассказал Евгений Крыжановский.

Читайте также:  Арест автомобиля за коммунальные услуги

Они приобрели кодграббер – устройство для считывания сигналов сигнализации, которая оборудована автозапуском. В итоге они до такой степени обнаглели, что однажды на Ботанике украли у девушки автомобиль прямо от ее дома. Преступник заранее сосканировал сигнализацию машины и после того как владелица вышла из нее, чтобы закрыть парковочное место металлической цепью, дистанционно закрыл двери автомобиля. Ключи остались в машине. Девушка пошла за вторым комплектом ключей, вор тем временем угнал ее машину.

«В СИЗО он составил список следователей, которых убьет»

Члены банды автоугонщиков вину признавать не захотели, но у нас были неопровержимые вещественные доказательства. В результате организатору дали девять с половиной лет. За раскрытие этого преступления мы получили премию от начальника главного управления МВД по Свердловской области генерала Михаила Бородина.

От подмены ключей до угонов «длинной рукой»

В 2016 году было совершено 15 краж автотранспорта с помощью подмены ключей. Злоумышленники звонили людям, которые продавали машины. На встречу приходили два-три злоумышленника. Они осматривали продаваемый автомобиль, просили посмотреть второй ключ – мол, может машина кредитная или похищенная. Пока разговаривали с человеком, незаметно меняли ключ на аналогичный, заранее приобретенный для этой марки. Торговались и договаривались с продавцом на следующий день встретиться возле ГИБДД. Хозяин утром просыпался, а машины уже нет. Потому что одна из ошибок граждан в том, что обычно они показывают машины, выставленные на продажу, рядом с домом или работой.

После того, как данный вид похищений был освещен СМИ, они прекратились. Группа злоумышленников приобрела дорогостоящее оборудование, сканирующее штатные сигнализации дорогих автомашин («длинная рука»), и продолжила свою преступную деятельность в другом формате. Началась серия краж дорогостоящих автомашин, оборудованных заводской сигнализацией. Злоумышленники использовали так называемую «длинную руку» – специальное устройство из двух частей, которое удлиняет сигнал сигнализации.

В похищении участвует минимум два человека. Один находится рядом с потерпевшим, другой стоит у машины. Тот, который находится около автовладельца, нажимает устройство, а второй участник находится возле машины и тоже нажимает на свое устройство, в результате чего удлиняется сигнал от смарт-ключа, и машина «думает», что рядом находится хозяин. Автомобиль открывается, запускается, после начала движения встает в аварийный режим, но едет. На сленге жуликов – это «удочка» (или «длинная рука»).

Мы вышли на след похитителей. Это оказалась группа жителей из Сысерти, которая изначально похищала машины путем подмены ключей. В ней состояли пять человек, роли между ними были четко распределены. Оборудование они приобрели за 800 тыс. руб., заняли деньги, и им нужно было вернуть. Воровали дорогостоящий транспорт – Lexus и Toyota Land Cruiser. В ходе совершения преступлений меняли автомобили, на которых совершались преступления, средства связи, места проживания и гаражи. Перегоняли машины в Казахстан, где действует правило – если автомобиль три раза перерегистрировался, то его конечный владелец является законным приобретателем.

Как преступник пытался обмануть полиграф

В раскрытии были задействованы сотрудники всего нашего отделения, отделения УВД Екатеринбурга, территориальных подразделений тех районов, в которых совершались преступления. У нас появилась оперативная информация, и мы задержали этих товарищей после похищения автомобиля Lexus на Химмаше, когда они перегнали его в гараж в Кольцово. В ходе следствия было установлено, что двое из задержанных в 2013 году совершали разбойные нападения на квартиры граждан, у одного был целый букет преступлений: грабеж, мошенничество, угон мотоциклов. Когда его объявили в розыск, он сменил документы. После того, как мы его дактилоскопировали, оказалось, что он в розыске в трех регионах России. У двоих из лидеров группы родители в 1990-е годы тоже занимались криминалом.

Угонщиков выдали соцсети

Как убили семью директора Шарташского рынка

В 2015 году мы задержали группу молодых людей, которые похищали автомобили ВАЗ-2114, ВАЗ-2115, «Гранта», «Приора». Выбирали самые простые: без сигнализации и механических средств блокировки. Угоняли с двух до пяти часов ночи с помощью подбора ключей или разбивая стекла. Они организовали автосервис в гаражном массиве на улице Карьерной. Нам позвонил директор гаражного комплекса и говорит: «Тут какие-то непонятные товарищи, все время что-то пилят и пилят». Мы заинтересовались, стали за ними наблюдать. Оказалось, что у них кражи поставлены на поток. Для сбыта похищенного они создали страницу «Продаем автозапчасти» в соцсети «Вконтакте». В их уголовном деле фигурировало 18 эпизодов.

Источник

Кто и как угоняет автомобили? Интервью с угонщиком (7 фото)

— Много ли сейчас автомобильных угонщиков?

— Этот криминальный бизнес уже умирает. Сейчас угонами занимаются в основном одиночки, которые пока еще не попались, либо организованные преступные группировки, которым покровительствуют или которыми управляют коррумпированные сотрудники правоохранительных органов. Именно они чаще всего набирают молодых и неопытных, которые выполняют всю грязную работу и через несколько месяцев садятся в тюрьму.

Ведь угон автомобиля на сегодняшний день не представляет никакой сложности, и виноваты во всем комфорт и технологии. В машинах появились такие вещи, как кнопка запуска двигателя и бесключевой доступ в салон. Сейчас это есть даже в дешевых иномарках и уж тем более у всех дорогих моделей. С точки зрения защиты автомобиля от угона это плохо, но людям наплевать, они любят пользоваться такими “благами”. А угонщики получили в свое распоряжение универсальные устройства, позволяющие угнать автомобиль без специальных знаний.

— И как они это делают?

— Есть три способа угона: “рука”, “бутерброд” и “диагно́за”. Это я их так называю, например, “руку” еще часто зовут “удочкой”. Это самый распространенный и простой способ. Есть два чемодана с двусторонней связью, напичканных электроникой. Когда нужно попасть внутрь машины и завести ее, один человек должен оказаться рядом с водителем, другой — с автомобилем. Представь себе парковку возле супермаркета: владелец машины с бесключевым доступом выходит, закрывает ее касанием пальца и отправляется за покупками. В это время один из нас идет за ним, а второй встает возле водительской двери и через какое-то время начинает дергать за ручку или нажимать кнопку отпирания замков.

Схема угона автомобиля при помощи устройств перехвата сигналов:

Машина тут же посылает сигнал на ключ, и в это время чемодан, скажем, номер один перехватывает весь радиоэфир, все волны и частоты, что есть в округе, и передает их на чемодан номер два. Тот, находясь рядом с владельцем, отсылает абсолютно все сигналы, и один из этих сигналов, тот, что от машины, попадает на ключ. В общем, происходит постоянный обмен радиоволнами, благодаря чему угонщик отпирает дверь автомобиля. Точно таким же способом при помощи кнопки запускается двигатель — и дело сделано. Даже если на машине стоит какая-то сигнализация, она выключается при помощи метки в ключе, дезактивируется за счет этих чемоданов.

Устройство для угона автомобилей:

Кстати, устройства эти довольно тяжелые, да еще и излучают радиацию. Это сильно подсаживает здоровье, но жажда легкой наживы все равно пересиливает. Владелец никогда не поймет, что его преследует какой-то человек с рюкзаком или сумкой, выбирающий огурцы в соседнем торговом ряду. Сигналы улавливаются на расстоянии до 50 метров, поэтому угонщику достаточно встать за дверью квартиры владельца, пока тот мирно спит, и если ключ от машины лежит где-нибудь в коридоре, наутро хозяин своего автомобиля не увидит.

Устройство для угона автомобилей Toyota:

“Бутерброд” — это когда у угонщика есть несколько блоков управления двигателем для нужной модели, которые для удобства транспортировки скреплены изолентой. Или блок управления двигателем и еще какие-то микросхемы для установки в автомобиль. Угонщик вскрывает капот или одну из дверей, заменяет один блок другим и заводит машину принесенным заранее ключом.

Еще можно завести автомобиль через диагностические разъемы и CAN-шину. Чаще всего нужный разъем находится в двери водителя, где высверливается отверстие, и туда подключаются блоки. Штатные сигнализации отключаются примерно за минуту, затем через другие разъемы заводится машина, но уйти на это может от 10 до 30 минут, пока пропишется новый ключ.

Двумя последними способами в основном угоняют технически устаревшие автомобили, где нет всей этой модной электроники. Да, есть дедовские способы вскрытия машин — при помощи проворота личинки замка, линейкой и так далее, но с современным автопромом все силовые методы бессмысленны.

Читайте также:  Военные номера регионов россии на автомобилях таблица

— То есть современный автопром сам отдает автомобили в руки угонщиков?

— Угнать машину при помощи “чемоданов” может любой школьник, поэтому проблема сейчас в другом: как уехать на этой машине так, чтобы не поймали. Все крупные города России опутаны сетью видеокамер. Чаще всего угонщик не знает, где хозяин оставит автомобиль. Даже если вору повезло, и владелец припарковался в зоне, где камер нет, к машине надо сначала как-то подойти или подъехать.

В Татарстане есть исследовательский центр МВД, лет десять назад он разработал методику борьбы с разного рода преступлениями при помощи видеокамер и GSM-трекинга. Вот у тебя телефон, он постоянно переключается с одной сотовой вышки на другую, и тот, кому ты нужен, видит все твои перемещения. В месте угона машины появлялись сотни, возможно, тысячи других телефонов, но методика позволяет отсеять все ненужные данные, оставив десять номеров, которые попадают под подозрение. Отследить десяток адресов проще, чем ездить наугад по всему городу и проверять полулегальные сервисы и гаражные кооперативы. То же самое с камерами: они есть везде — в подъездах, на фонарных столбах, домах, в троллейбусах, автобусах, метро и даже машинах такси. А если в такси нет камеры, то его снимет другая камера. Вычислят и поймают, если где-то эти записи не сотрут.

Дорогие машины могут быть опутаны сетью так называемых GSM-маяков — маленьких сим-карт, стоят они по сто долларов максимум. Хороший установщик противоугонных систем установит эти маяки по всему автомобилю, и на их поиск и обезвреживание у угонщиков просто не хватит сил и времени. Есть специальные локаторы, которые улавливают сигналы маяков, но даже они не помогают: маяки выключены до поры до времени. Чтобы их отыскать, даже в специальном гараже, где глушатся все сигналы связи, нужно разобрать машину до винтика. Никто этого делать не будет. “Жить” эта метка в машине может долгие годы, питаясь от маленькой батарейки, а потом вдруг активируется буквально на несколько секунд, получит сигнал тревоги по SMS и передаст ответный сигнал о своем примерном местонахождении.

— Но машины все равно угоняют?

— Конечно, угоняют. Жизнь современного угонщика скоротечна: через три-шесть месяцев он садится в тюрьму. Чаще всего это молодежь, люди, которые даже не разбираются в угонах. Когда “рука” только появлялась, комплект мог стоить от 80 до 100 тысяч долларов, сейчас все это сильно подешевело — до 15-20 тысяч. Конечно, если ты не знаешь никого в этом бизнесе, то купить чемоданчики дешевле 50 тысяч вряд ли получится, но цена тут не имеет особого значения.

Весь бизнес сейчас работает так: нечистые на руки полицейские или бывшие сотрудники органов находят молодых людей, вручают им нужные технические средства, и те угоняют свой первый дорогой внедорожник. Новичок рад, он смог заработать первые несколько тысяч долларов, но даже не подозревает, что его уже взяли на карандаш те же люди, что привлекли в этот бизнес. До какого-то времени угонщики работают, а на них собирается необходимый материал.

— Я слышал, что многие машины угоняют для того, чтобы потом разобрать на запчасти.

— Много лет назад бизнес по разбору запчастей процветал, были трудности с доставкой, долго приходилось ждать ту или иную деталь. Все давно кончилось, теперь это развитая сеть, цены стали приемлемее. Неактуально. Остались только узконаправленные “фарщики”, “бамперщики”. Они воруют фары, бамперы, рули, подушки безопасности у дорогих моделей машин: в основном те детали, которые легко украсть.

Дешевые автомобили чаще всего воруют “под доноров”. Покупают разбитую машину за бесценок, угоняют точно такую же и из разбитой собирают новую при помощи узлов от угнанной. В итоге все VIN-номера остаются “чистыми”, но себестоимость такого автомобиля существенно снижается. По статистике угонов, самые популярные — Hyundai Solaris, Kia Rio, Lada, Toyota RAV4, Camry. Они же наиболее востребованы среди покупателей. Но чаще эти люди ленятся, просто вываривают элементы с VIN-номерами и заменяют их на угнанном автомобиле — так быстрее и дешевле. А потом продают автомобиль уже как новый.

Дорогие модели чаще вывозят за рубеж. В основном в страны СНГ, но сегодня наиболее актуальное направление для угонщиков — Сирия. Да-да, много машин, особенно больших американских внедорожников, уходит именно туда. Спрос настолько большой, что часто практикуются псевдоугоны. Кто-то, связанный с этим бизнесом, покупает, скажем, новый Lexus или Cadillac в автосалоне, неспешно находит все противоугонные “жучки”, кладет их в багажник и ездит с ними некоторое время. Охранная компания ничего не подозревает, а потом этот внедорожник грузится в контейнер и отправляется в Сирию. Грузят прямо в Москве или другом городе, потом контейнер опечатывается и открывается только в месте назначения. Во время транспортировки, перемещения с поезда на паром и обратно никто не имеет права его открывать — частный груз, коммерческая тайна. На входе и выходе все проплачено. “Хозяин” автомобиля заявляет об угоне, получает страховую выплату по каско, а потом и навар с заказчиков. Само собой, найти такую машину уже никто не сможет.

— Есть какие-то способы защитить автомобиль от угона?

— Есть, но люди — лентяи и не пользуются ими. Например, есть такие сигнализации, когда нужно не только завести машину, но и набрать некий код, чтобы она не заглохла через пару минут прямо на дороге. Как правило, код состоит из нескольких манипуляций: приоткрыть окно, нажать кнопку, закрыть окно и так далее. Узнать алгоритм невозможно, а отключать такую защиту угонщики не будут — зачем, если рядом стоит точно такой же автомобиль. Очень часто те немногие владельцы, которые согласились на установку такой защиты, отказываются от нее через какое-то время — устают каждый раз так заводить автомобиль, приезжают в сервис и отключают функцию. Даже простой механический блокиратор коробки может в итоге стать наиболее действенной защитой от угона. А ведь есть еще такие системы, которые блокируют педаль тормоза в нажатом положении, даже самый простой “костыль”, которым закрепляют руль, может спасти. Любой угонщик, столкнувшись с дополнительной проблемой, скорее всего, бросит машину, пойдет на соседнюю парковку и угонит там точно такой же автомобиль.

Кстати, в свое время я вместе с “коллегами” из Польши и Украины участвовал в разработке устройства, которое смогло бы обмануть спутниковые системы слежения. Например, в некой “Газели” стоит передатчик, который отсылает данные о своем местоположении. В угнанной машине к противоугонной спутниковой системе подключается второе устройство, которое посылает в охранную компанию ложные координаты. В итоге полиция преследует “Газель”, а твой Porsche Cayenne спокойно уезжает. Сейчас самый продвинутый угонщик — это программист, который сможет придумать еще более совершенное устройство.

Источник

Интервью с угонщиком: кто и как похищает автомобили в России

МОСКВА, 20 июн — РИА Новости, Сергей Белоусов. Олег (имя изменено) — профессиональный угонщик автомобилей. Он утверждает, что уже “завязал”, но криминальное прошлое не проходит бесследно — остаются связи, знания и опыт. Некоторые его друзья до сих пор в “бизнесе”, и об угоне автомобилей Олег знает все. Мы встретились с ним и попросили рассказать, как сейчас живут автомобильные воры и можно ли хоть как-то защититься от них.

— Много ли сейчас автомобильных угонщиков?

— Этот криминальный бизнес уже умирает. Сейчас угонами занимаются в основном одиночки, которые пока еще не попались, либо организованные преступные группировки, которым покровительствуют или которыми управляют коррумпированные сотрудники правоохранительных органов. Именно они чаще всего набирают молодых и неопытных, которые выполняют всю грязную работу и через несколько месяцев садятся в тюрьму.

Ведь угон автомобиля на сегодняшний день не представляет никакой сложности, и виноваты во всем комфорт и технологии. В машинах появились такие вещи, как кнопка запуска двигателя и бесключевой доступ в салон. Сейчас это есть даже в дешевых иномарках и уж тем более у всех дорогих моделей. С точки зрения защиты автомобиля от угона это плохо, но людям наплевать, они любят пользоваться такими “благами”. А угонщики получили в свое распоряжение универсальные устройства, позволяющие угнать автомобиль без специальных знаний.

— И как они это делают?

— Есть три способа угона: “рука”, “бутерброд” и “диагно́за”. Это я их так называю, например, “руку” еще часто зовут “удочкой”. Это самый распространенный и простой способ. Есть два чемодана с двусторонней связью, напичканных электроникой. Когда нужно попасть внутрь машины и завести ее, один человек должен оказаться рядом с водителем, другой — с автомобилем. Представьте парковку возле супермаркета: владелец машины с бесключевым доступом выходит, закрывает ее касанием пальца и отправляется за покупками. В это время один из нас идет за ним, а второй встает возле водительской двери и через какое-то время начинает дергать за ручку или нажимать кнопку отпирания замков.

Читайте также:  Все о тонировке автомобиля в россии

Машина тут же посылает сигнал на ключ, и в это время чемодан, скажем, номер один перехватывает весь радиоэфир, все волны и частоты, что есть в округе, и передает их на чемодан номер два. Тот, находясь рядом с владельцем, отсылает абсолютно все сигналы, и один из этих сигналов, тот, что от машины, попадает на ключ. В общем, происходит постоянный обмен радиоволнами, благодаря чему угонщик отпирает дверь автомобиля. Точно таким же способом при помощи кнопки запускается двигатель — и дело сделано. Даже если на машине стоит какая-то сигнализация, она выключается при помощи метки в ключе, дезактивируется за счет этих чемоданов.

Кстати, устройства эти довольно тяжелые, да еще и излучают радиацию. Это сильно подсаживает здоровье, но жажда легкой наживы все равно пересиливает. Владелец никогда не поймет, что его преследует человек с рюкзаком или сумкой, выбирающий огурцы в соседнем торговом ряду. Сигналы улавливаются на расстоянии до 50 метров, поэтому угонщику достаточно встать за дверью квартиры владельца, пока тот мирно спит, и если ключ от машины лежит где-нибудь в коридоре, наутро хозяин своего автомобиля не увидит.

“Бутерброд” — это когда у угонщика есть несколько блоков управления двигателем для нужной модели, которые для удобства транспортировки скреплены изолентой. Или блок управления двигателем и еще какие-то микросхемы для установки в автомобиль. Угонщик вскрывает капот или одну из дверей, заменяет один блок другим и заводит машину принесенным заранее ключом.

Еще можно завести автомобиль через диагностические разъемы и CAN-шину. Чаще всего нужный разъем находится в двери водителя, где высверливается отверстие, и туда подключаются блоки. Штатные сигнализации отключаются примерно за минуту, затем через другие разъемы заводится машина, но уйти на это может от 10 до 30 минут, пока пропишется новый ключ.

Двумя последними способами в основном угоняют технически устаревшие автомобили, где нет всей этой модной электроники. Да, есть дедовские способы вскрытия машин — при помощи проворота личинки замка, линейкой и так далее, но с современным автопромом все силовые методы бессмысленны.

— То есть современный автопром сам отдает автомобили в руки угонщиков?

— Угнать машину при помощи “чемоданов” может любой школьник, поэтому проблема сейчас в другом: как уехать на этой машине так, чтобы не поймали. Все крупные города России опутаны сетью видеокамер. Чаще всего угонщик не знает, где хозяин оставит автомобиль. Даже если вору повезло, и владелец припарковался в зоне, где камер нет, к машине надо сначала как-то подойти или подъехать.

В Татарстане есть исследовательский центр МВД, лет десять назад он разработал методику борьбы с разного рода преступлениями при помощи видеокамер и GSM-трекинга. Вот у тебя телефон, он постоянно переключается с одной сотовой вышки на другую, и тот, кому ты нужен, видит все твои перемещения. В месте угона машины появлялись сотни, возможно, тысячи других телефонов, но методика позволяет отсеять все ненужные данные, оставив десять номеров, которые попадают под подозрение. Отследить десяток адресов проще, чем ездить наугад по всему городу и проверять полулегальные сервисы и гаражные кооперативы. То же самое с камерами: они есть везде — в подъездах, на фонарных столбах, домах, в троллейбусах, автобусах, метро и даже машинах такси. А если в такси нет камеры, то его снимет другая камера. Вычислят и поймают, если где-то эти записи не сотрут.

Дорогие машины могут быть опутаны сетью так называемых GSM-маяков — маленьких сим-карт, стоят они по сто долларов максимум. Хороший установщик противоугонных систем установит эти маяки по всему автомобилю, и на их поиск и обезвреживание у угонщиков просто не хватит сил и времени. Есть специальные локаторы, которые улавливают сигналы маяков, но даже они не помогают: маяки выключены до поры до времени. Чтобы их отыскать, даже в специальном гараже, где глушатся все сигналы связи, нужно разобрать машину до винтика. Никто этого делать не будет. “Жить” эта метка в машине может долгие годы, питаясь от маленькой батарейки, а потом вдруг активируется буквально на несколько секунд, получит сигнал тревоги по SMS и передаст ответный сигнал о своем примерном местонахождении.

— Но машины все равно угоняют?

— Конечно, угоняют. Жизнь современного угонщика скоротечна: через три-шесть месяцев он садится в тюрьму. Чаще всего это молодежь, люди, которые даже не разбираются в угонах. Когда “рука” только появлялась, комплект мог стоить от 80 до 100 тысяч долларов, сейчас все это сильно подешевело — до 15-20 тысяч. Конечно, если ты не знаешь никого в этом бизнесе, то купить чемоданчики дешевле 50 тысяч вряд ли получится, но цена тут не имеет особого значения.

Весь бизнес сейчас работает так: нечистые на руки полицейские или бывшие сотрудники органов находят молодых людей, вручают им нужные технические средства, и те угоняют свой первый дорогой внедорожник. Новичок рад, он смог заработать первые несколько тысяч долларов, но даже не подозревает, что его уже взяли на карандаш те же люди, что привлекли в этот бизнес. До какого-то времени угонщики работают, а на них собирается необходимый материал.

— Я слышал, что многие машины угоняют для того, чтобы потом разобрать на запчасти.

— Много лет назад бизнес по разбору запчастей процветал, были трудности с доставкой, долго приходилось ждать ту или иную деталь. Все давно кончилось, теперь это развитая сеть, цены стали приемлемее. Неактуально. Остались только узконаправленные “фарщики”, “бамперщики”. Они воруют фары, бамперы, рули, подушки безопасности у дорогих моделей машин: в основном те детали, которые легко украсть.

Дешевые автомобили чаще всего воруют “под доноров”. Покупают разбитую машину за бесценок, угоняют точно такую же и из разбитой собирают новую при помощи узлов от угнанной. В итоге все VIN-номера остаются “чистыми”, но себестоимость такого автомобиля существенно снижается. По статистике угонов, самые популярные — Hyundai Solaris, Kia Rio, Lada, Toyota RAV4, Camry. Они же наиболее востребованы среди покупателей. Но чаще эти люди ленятся, просто вываривают элементы с VIN-номерами и заменяют их на угнанном автомобиле — так быстрее и дешевле. А потом продают автомобиль уже как новый.

Дорогие модели чаще вывозят за рубеж. В основном в страны СНГ, но сегодня наиболее актуальное направление для угонщиков — Сирия. Да-да, много машин, особенно больших американских внедорожников, уходит именно туда. Спрос настолько большой, что часто практикуются псевдоугоны. Кто-то, связанный с этим бизнесом, покупает, скажем, новый Lexus или Cadillac в автосалоне, неспешно находит все противоугонные “жучки”, кладет их в багажник и ездит с ними некоторое время. Охранная компания ничего не подозревает, а потом этот внедорожник грузится в контейнер и отправляется в Сирию. Грузят прямо в Москве или другом городе, потом контейнер опечатывается и открывается только в месте назначения. Во время транспортировки, перемещения с поезда на паром и обратно никто не имеет права его открывать — частный груз, коммерческая тайна. На входе и выходе все проплачено. “Хозяин” автомобиля заявляет об угоне, получает страховую выплату по каско, а потом и навар с заказчиков. Само собой, найти такую машину уже никто не сможет.

— Есть какие-то способы защитить автомобиль от угона?

— Есть, но люди — лентяи и не пользуются ими. Например, есть такие сигнализации, когда нужно не только завести машину, но и набрать некий код, чтобы она не заглохла через пару минут прямо на дороге. Как правило, код состоит из нескольких манипуляций: приоткрыть окно, нажать кнопку, закрыть окно и так далее. Узнать алгоритм невозможно, а отключать такую защиту угонщики не будут — зачем, если рядом стоит точно такой же автомобиль. Очень часто те немногие владельцы, которые согласились на установку такой защиты, отказываются от нее через какое-то время — устают каждый раз так заводить автомобиль, приезжают в сервис и отключают функцию. Даже простой механический блокиратор коробки может в итоге стать наиболее действенной защитой от угона. А ведь есть еще такие системы, которые блокируют педаль тормоза в нажатом положении, даже самый простой “костыль”, которым закрепляют руль, может спасти. Любой угонщик, столкнувшись с дополнительной проблемой, скорее всего, бросит машину, пойдет на соседнюю парковку и угонит там точно такой же автомобиль.

Источник

Популярные рекомендации экспертов