Анекдоты про отечественные автомобили

Автомобили

Анекдоты про автомобили и автомобилистов

Однажды в субботу, к Лёше с самого утра, без предупреждения, позвонил в дверь его знакомый дурак (а настоящий дурак, так и вообще в минуту себя рассекретит).

Гость припёр большой системный блок и сказал:

– Лёха выручай, нужно срочно его сделать. Не включается. Короче он мне нужен уже через час.
– Э-х-х, я вообще-то спал. Ну, ладно, давай смотреть, что там.

Лёша снял боковую крышку, чихнул семь раз и сказал:

– Завтра никак нельзя, будет поздно. Нужно сегодня, Выручай, Лёха, придумай что-нибудь, ты ведь такой умный.

Лёха вздохнул, огорчился, что его на ровном месте заставляют напрягать свой гениальный мозг, напряг, просветлел лицом и сказал:

– Слушай, у тебя же на джипе багажник есть.
– Да.
– Тогда забирай свой компьютер, хорошенько закрепи его на багажнике, вот этой стороной вперёд и рули на МКАД, тут рядом совсем. Сегодня суббота, там должно быть пусто. Марти Макфлай, твоя задача разогнаться, хотя бы до ста двадцати километров в час! Больше не надо. Проедешь так с полминуты и твой комп будет изнутри опять как новый. А я пока из своего компьютера, так уж и быть, выкручу для тебя блок питания. Помни мою доброту.

Радостный Марти подхватил системный блок и убежал устраивать ему воздушные ванны на МКАД-е.
Вернулся через полчаса. Только Лёха собрался пристраивать блок питания, смотрит, а пылищи внутри меньше не стало, всё так же серо и беспросветно.

– Послушай, ты что, пять километров в час ехал что ли? Не выдулось же ничего.
– В смысле пять километров? Да я там под сто восемьдесят вваливал, боялся, что ремни лопнут и комп сдует. А гул такой стоял, что аж у меня уши закладывало. Короче, не сработала твоя херня, Лёха.
– Странно, должна была сработать. А позволь тебя спросить, Марти. Не обижайся, если что. А ехал ты с крышкой, или без?
– Конечно с крышкой! В нём же и так куча пыли, нахрена мне ещё пылищу на МКАД-е собирать? А что.

Рассказал сын фронтовика Александр Васильевич Курилкин 1935 года рождения.

Моего отца звали Василий Андреевич Курилкин. Жили мы в деревне Хуторовка Муравлянского района Рязанской области. В семье было шесть человек – отец с матерью, бабушка и трое детей, из которых я – старший. Весной 1941 года отец продал корову, чтобы выучиться на шофера. Обучение было платным. Что такое для деревенской семьи с детьми лишиться коровы – на это трудно решиться. Но, видимо, дело того стоило. Стать водителем для колхозника с трехклассным образованием тогда было, как мы назовем теперь – социальным лифтом.

Отец прошел в Моршанске обучение, получил удостоверение «Водитель-стажер». И начал стажировку в организации «Райторф». Места у нас степные. И все организации отапливались торфом. Для населения выделялись участки, где жители сами копали себе торф, сушили его и потом вывозили.

22 июня 41 года запомнилось мне сильной грозой, от которой загорелся дом напротив. Крыши у всех были соломенные. И на пожар сбежались люди, которых перед этим собрали в сельсовете объявить о начале войны. Телефон и тарелка радиовещания были только в сельсовете, размещенным в соседней большой деревне в полутора километрах от нашей Хуторовки. Прибежали они, и мама сказала: «Война!»

Через два дня отцу пришла повестка – явиться 27.06.41 в райвоенкомат. Я с соседской девочкой, которая была двумя годами старше, понесли повестку отцу в «Райторф». Он сразу рассчитался, пришел домой… Торф на отопление не заготавливали ещё в эти дни – вода недостаточно спала. Так отец, чтобы обеспечить нам тепло на зиму, срубил шесть ветел, что росли возле дома, напилил и наколол нам дрова на зиму, и ушел на войну.
Уже годах в 70-х расспросил его обо всем.

Мама сходила в правление – там выделяли хлеб семьям красноармейцев. Дали хлеб, мама насушила, отправила посылку, потом – ещё и еще. Всего отправила четыре посылки. Но получил он только первую – попал в окружение. Письма от него шли сначала. В октябре – прекратились.

День, так прошел, второй, неделя… – стало незаметно командирского состава… Я читал книгу про эти события, в которой говорилось, что из окружения в первую очередь выводили командный состав.

У отца был только противогаз. Как стемнело – собрались на поляне. Пришел тот человек – привел ещё людей. Он, значит, по всему лесу собирал. Сгруппировались поближе к дороге, сделали рывок через неё, бежали минут сорок лесом, потом на просеке остановились, собрались. Группа большая – человек 150, или больше. Повел он их дальше. К утру вышли к лесничеству. Здесь, похоже, их ждали. Были приготовлены продукты. Подкрепились картошкой, чаем, сухари были…

Читайте также:  Весь модельный ряд немецких автомобилей

Шли до Москвы больше двух недель. Ночевали в ригах, сараях каких-то, на скотных дворах. Питались колхозными продуктами. Где-то картошку им варили. А в одном колхозе годовалую телку зарезали. Телку съели сразу всю. Правда, отец там противогаз выкинул, и немножко мяса положил в противогазную сумку. Позже сварили, съели. Некоторые местные жители относились к обросшим и грязным окруженцам скептически: «Бежите?». Отец и другие отвечали: «Мы же вернемся». А те снова: «Ну, да… вы вернетесь…»

Привел этот товарищ их в Москву, в какой-то клуб, и передал кому-то. Они разместились в этой импровизированной казарме. Отец вышел из клуба, смотрит – стоит машина. По номерам – с их полка. Подошел к сержанту в клубе – так и так, там стоит машина с нашего полка. Сержант – к лейтенанту. Тот приказывает сержанту привести старшего – кто там есть с машиной. Сержант привел. Ваш? – Наш! – Забирай! Так отец вернулся в полк. Никаких проверок, ничего…

И тут я сейчас сделаю небольшое отступление – расскажу от себя. Раз в одной компании, в которой не всех знал, шел разговор о войне, и я рассказал эту историю. А один там был узбек немного помладше меня, он заметно удивлялся, волновался во время моего рассказа. Потом отвел меня в сторонку, говорит: «Вот, что вы сейчас рассказывали, про окружение, рывок через дорогу, выход в Москву и размещение в клубе – мне отец то же самое рассказывал. Он в 30-х годах закончил военное училище. Был офицер. И, как вы сейчас рассказывали, слово в слово, выводил людей из окружения под Ельней». И я с этим узбеком не договорил тогда. И до сих пор жалею, что не взял его адрес, не расспросил подробнее… Пытался потом найти его – не получилось. Но это ещё не все. Попалась мне однажды книга о войне «Невидимый фронт». Составлена она из отдельных случаев, эпизодов. Автор – бывший сотрудник НКВД. И, когда он описывает, как сотрудники НКВД забрасывались в партизанские отряды, откуда потом вывозили обозами через линию фронта раненых, детей и женщин.. – автор между прочим говорит: «Я сам более пяти раз пересекал линию фронта под Ельней, выводя группы окруженцев». Может быть, автор этой книги и вывел из окружения моего отца. Ещё вероятнее, что НКВД посылал десятки своих офицеров за линию фронта, с целью организовывать и возглавлять выход окруженцев к своим. Не допустить их напрасной гибели или попадания в плен. А как наши там в немецком плену «выживали» в кавычках, мы все знаем. Поэтому, я преклоняюсь перед этим офицером, и перед всеми остальными, которые выводили окруженцев.

И едут они по лесной дороге, то ли карта была неверная, то ли офицер чего перепутал, или обстановка изменилась, о чем офицер не знал, но вдруг буквально в десяти метрах перед машиной из кустарника выскочили немцы с винтовками. Отец газанул на них – они назад в кусты. Немцы окрыли вслед огонь, изрешетили кузов, и прострелили колеса задние. Хорошо, что дорога через 10-15 метров поворачивала, и прицельная стрельбы была недолгой. Это был ЗИС-5. У него на ведущем заднем мосту спаренные колеса.. Внешние были прострелены, но до своих они все-таки смогли доехать.

Ещё был случай. Привез какой-то груз на передовую. Вышел из кабины – щелк, чиркануло по волосам. Кричат ему: «Ложись! Снайпер!» Упал на землю – ему кричат, что двоих уже убило. Лежал дотемна. Ночью машину разгрузили.

Победу отец встретил в Кенигсберге. Уже после победы очень много пришлось ездить. Как не больше, чем во время боевых действий. И в Германию катался, и куда ни пошлют. Из-за этого и «на губу» попал. Мотался из рейса в рейс, и в очередной раз вернулся в расположение, ему на завтра новое предписание. Он возмутился: «Что всё я да я?! Других шоферов, что ли, нету?!» Какой-то командир говорит: «Отведите его на губу!». Отвели его в подвал, принесли матрац, еды нанесли… Закрыли… Наелся, выспался… назавтра, уже ближе к обеду, приходят:

А в июле 45-го построили личный состав: «Кто желает ехать в Польшу на уборку урожая?» Отец же крестьянин. Вызвался. Поехал в Штеттин. Работал он на молотилке. Подавал в неё снопы. Поляки все нормально к русским относились, кроме одной женщины. Та была очень злая на русских. Отец сказал: «Буквально загрызть готова». Другие объяснили, что её муж воевал на стороне немцев и погиб.
В октябре отец вернулся с уборочной в полк, и оказалось, что его призыв уже демобилизован, и сформированный поезд на Москву уже ушел. Отец в штабе: «Как же мне-то теперь?» Начштаба говорит: «Отправьте его с киевским поездом. А там он доберется».

Читайте также:  Где находится vin код автомобиля mitsubishi asx

В нашу школу прискакал нарочный – посыльный с сельсовета. И сказал: «Ребята! Скачите в поля, собирайте народ. Война кончилась!»

Какие тут уроки! Мы бегом на конюшню. Поразбирали коней. И охлюпкой – без седел, конечно – поскакали в поля. На лошадях-то мы лет с трех катались все. Лошадей у нас в деревне было сотни полторы. Хотя, как война началась, 20 или 30 отдали в армию.

И вот все собрались на конном дворе. Вся деревня. Из них только два мужчины. Один – по возрасту не ушел на фронт, второй – комиссован по ранению. Сняли с петель ворота, положили на телегу – общий стол. Принесли люди у кого что было еды. Самогонка, конечно – у нас ее гнали из сахарной свеклы. Много плакали. Потом пошли по деревне с песнями, с плясками. Музыка – печная заслонка и ножом по ней стучали.

Отец вернулся домой 27 октября 1945 года. Работал шофером.
Награжден медалями «За боевые заслуги», «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией». Вручили их ему уже после войны. Была у него еще какая-то бумага, справка, что награжден медалью «За оборону Москвы». Он отдал её в военкомат, но она потерялась, и нет этой медали. Я запрашивал в Подольском архиве – ответ был какой-то несуразный, но отрицательный.

Ушло из деревни человек 60. Почти все – первым военным летом. Первая похоронка пришла в июле. А потом – одна за одной. А после 43 года у нас уже перестали и похоронок бояться. Не на кого стало получать. Всех повыбило. Вернулись всего 15-18 человек. Из них пять шоферов. Остальные – кто после ранения комиссован, а большинство и на самой передовой не воевали. Кто кузнецом был – кузнецы и в армии были нужны. Кто – в обозе, еще где… Большинство же – сразу в окопы на самую передовую, и погибли.

А, как наша деревня войну пережила, как работали и старые и малые на оборону, армию и страну кормили – в следующий раз расскажу.

Записал – Виктор Гладков

Прилетели на день в командировку в Ростов-на-Дону.
По городу нас возил очень серьёзный человек на «девятке»
По его поведению, сразу было понятно, что должность у этого таксиста как минимум – федеральный министр, а такси – это просто его хобби. Причём, по надменному выражению лица, было видно, что это хобби ему совсем не нравится.
Главной задачей таксиста было – поразить воображение этих заезжих москвичей, то есть нас. Поэтому федеральный министр на каждом перекрёстке ставил точки над «i»:

– А вот это рыбный базар. Из всех рыбных базаров в мире, он самый крутой.

Мы не спорили, а сразу соглашались. Как же с министром спорить?

– А это ресторан, в нём сейчас ремонт, но именно, конкретно по кухне, он самый крутой в России. Нигде такой кухни нет. Там родственник моей жены, шеф-поваром работает. Так, что знаю о чём говорю, поверьте мне.

Мы тут же поверили.
На перекрёстке, по «встречке» нас объехал крутой, чёрный Мерседес. Министр поморщился и сказал:

– А, кстати, я тут недавно вычитал рекорд из книги рекордов Гиннесса, что, короче, Ростов – это город, в котором больше всего Мерседесов в мире.

Мы готовы были поверить чему угодно, но, когда так, не напрягаясь, оскорбляют наш интеллект, тут уж никак нельзя было робко не возразить:

– Извините, но, скажем, в Лондоне, примерно десять миллионов человек, и среди них много очень богатых, да и Мерседесы они любят не меньше, чем в Ростове. Так, что вряд ли Ростов на первом месте в мире по количеству Мерседесов. Тем более, что есть ещё: Берлин, Мюнхен, Кувейт, Рияд, наконец.
– А… ну, точно, вспомнил, не во всём мире, а во всей России.
– Ну, на этот счёт нас тоже терзают смутные сомнения. В Ростове около миллиона человек, а в Москве около двадцати. И вряд ли любой средний ростовчанин богаче среднего москвича в двадцать раз. Может, всё же, в книге рекордов Гиннесса, Ростов, самый второй город в России по количеству Мерседесов?

Министр очень обиделся на такое предположение и ответил:
– Никакой не второй, а самый первый, я хорошо помню. Вы мне ещё за Ростов будете рассказывать. А, точно, вспомнил – в Ростове больше всех в мире Мерседесов с ростовскими номерами. Вот.

Есть различные жёсткие психологические испытания, которым подвергают людей. Заставляют смотреть чудовищные фильмы с принудительно открытыми веками, оглушают громкими звуками, подвергают разрядам электротока, не дают спать, и прочее.
Но это всё ерунда по сравнению с испытанием людьми-езьдюками на вокзалах и в аэропо́ртах, которые рассказывают родственникам во всех подробностях, в мельчайших деталях и в наномелочах о том, где они находятся, что сейчас делают и как они почти уже отправляются.
С виду такие люди ничем не отличаются от других, поэтому можно встать или сесть рядом с человеком-езьдюком, совершенно не подозревая о неминуемой беде.

Читайте также:  Брать или не брать кредит на покупку автомобиля

У окружающих проявилась вещь, предусмотренная эволюцией у некоторых рептилий, которые умеют смыкать ушное отверстие, видимо, чтобы туда не попадала влага. У человекообразных в присутствии человека-езьдка ушное отверстие смыкается, чтобы оградить мозг от этой диареи слов.

Спустя некоторое время человек-езьдюк убирает телефон от уха, окружающие, воспрянув духом, размыкают слуховые канальцы, но…
Тут у человека-езьдюка раздается звонок, он говорит: “Алё”. И всё начинается по второму кругу.
– Привет. Да, скоро полечу. Ага. Ага. Да, нормально до аэропорта. Неет не было пробок. На мосту тоже. На Пулковском немного постояли. Ну там всегда…

Берегите себя и не будьте езьдюками!

Когда пациент пришел в себя, жена спросила его: помнишь я тогда пришла задумчивой и не рассказала тебе, что видела?
Так вот, мне нагадали 4 слова: муж, тюрьма, негры, удовольствие!

Я раньше, давно, работал логистом и расстраивался, что о работе нечего рассказать. Но годы идут и приходит понимание, что логистическая работа была просто огонь: там был драйв и истерика. Каждый день какая-то интересная история, потому что всё время всё шло не так.

Утро, день погрузки у важного клиента. Машина не пришла, клиент в телефоне переходит на ультразвук. А бригадир транспортной компании Максим как раз стоит у нас посреди офиса — он принес счета и хочет денюжку.

Максим смотрится чужеродно среди столов и бумаг, потому что похож на уголовника: ёжик на голове, глубокие морщины на лице, маленькие хитрые ярко-голубые глазки и хриплый пропитый голос. Дворовый сорокалетний пацан.

Когда я сказал, что его водителя нет на погрузке, Максим сначала сделал движение губами, будто перекинул окурок из одного угла рта в другой, а потом — как будто разжевал этот окурок и проглотил.

И позвонил водителю сам, отойдя в уголок офиса и отвернувшись. О чем говорили, было не слышно, пока Максим вдруг не заорал в трубку:
— Что-о-о-о?! Бабу ты свою катал.

Закончив внушение словами «Быстрее, бть!», Максим растерянно повернулся. Одновременно с ним весь офис развернулся к компьютерам и сделал вид, будто работает.

Оказалось, вечером накануне погрузки водитель встретил свою любовь. Любите, девушки, простых романтиков — он усадил её в кабину фуры с полуприцепом и катал всю ночь по центру города Петербурга. Проносился длинным силуэтом по Дворцовой набережной, торжественно замирал на Стрелке Васильевского острова.
Ну а потом, понятное дело, проспал.

Вообще движение грузовиков по центру запрещено и мы бы остались без машины, но дуракам везёт и его никто даже не остановил.

А я один раз видел удивленный взгляд коровы.
Через деревню Маришкино проходит оживленное шоссе.
По правой обочине этой дороги не спеша брела корова, помахивая хвостиком и пощипывая травку.
Вечером коровы могут торопиться домой, а по утрам, на выпас, они идут не спеша.

Неожиданно она приняла влево. Правила дорожного движения она не учила, «поворотника» и зеркала заднего вида у нее нет. Увидела, наверное, какой-нибудь цветочек интересный на противоположной обочине и сделала пару шагов влево. Задумчиво при этом глядя перед собой огромными, флегматично-печальными глазами.

А водитель восьмерки, который ехал в попутном направлении, никак такой засады от нее не ожидал. Он не мог не видеть это корову. Но он, наверное, думал, что если она идет прямо по обочине, то так и будет идти. А, прежде, чем изменить направление движения, она знак какой-нибудь подаст. Ну, рогом помашет, или подмигнет. А она, молча, не предупреждая, сманеврировала влево.

Водитель вышел на дорогу и разглядывал помятую машину.
Видимо, смятие капота коровьей жопой не было предусмотрено договором со страховой компанией, поэтому глаза его были большими и печальными. А взгляд «волооким».

– Дорожная полиция.
– Доброе утро, меня зовут Виктор Петров, персональный код 12345-10910, следую за серым Ауди А8, гос.номер Сергей-Владимир 1234, который только что совершил аварию с Ленд Крузером, гос. номер Янис-Петр 7654 и пытается скрыться с места происшествия. Нахожусь на улице Сканстес, поворачиваем в сторону Арены Рига. Будьте добры направить патруль на перехват.

Сегодня ко мне в гости заехал мой друг Виктор и после рабочих дел, поведал за чашкой кофе историю о безграничной человеческой глупости в кризисных ситуациях.

Источник

Оцените статью
Популярные рекомендации экспертов